Вверх страницы
Вниз страницы

Киндрэт. Новая глава вечности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Киндрэт. Новая глава вечности » Будущее время » Март 2005. СОВЕТ У РЕВЕНАНТА


Март 2005. СОВЕТ У РЕВЕНАНТА

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://s4.uploads.ru/KuUp2.gif
1. Порядок отыгрыша будет дополняться по мере игры.
2. Март 2005 г. Столица.
3. Основанием для Совета послужил запрос клана Фэриартос о разбирательстве и содействии в личных делах клана. Фэри подозревают, что один из кланов кровных целенаправленно ведет истребление их рядовых членов сообщества. Александр просит Ревенанта (Все еще старший Белов) разобраться в ситуации, описывая изчезновение "мастеров", которые пребывали в добровольной изоляции от вампирского сообщества. Фэриартос подозревает в этом действия либо Асиман, либо Тхорнистов, но доказательств пока нет никаких. Александр просит расследования и защиты.

На момент Совета убито шестеро "затворников" - никаких следов нет. На Совете Александр  просит клан Даханавар с помощью телепата развеять его опасения относительно Асиман и Тхорнистов. Фелиция сдержанно и скрипя сердцем отвечает, что телепат более не состоит в клане леди и теперь является частью клана некромантов. Александр просит Ревенанта привлечь Дарэла через согласие клана некромантов к данному делу. На Совете присутствуют Дона и Грэг, как представители клана Кадаверциан. Они сообщают, что глава клана в отъезде по делам клана и такой вопрос они решать не уполномочены.
_______________________________
Очередность игры:

Первый круг: прибытие на совет.

1. Иован + Словен
2. Рамон + помощник
3. Миклош + Йохан
4. Дона
5. Грэг
6. НПС Ревенант

(Фэриартос, Даханавар и Асиман уже присутствуют в зале)

+4

2

Черный «Ламборджини»  блестящей молнией мчался по столичным улицам, заставляя водителей отечественных легковушек теряться в догадках, за что им хвататься в первую очередь — за руль или за сердце, и разгоняя оных по обочинам трассы, принуждая прочие машины жаться в стороны, только бы их не зацепило этим шедевром итальянского автопрома. Порой у Иована спрашивали, почему он, при всем его стремлении всегда оставаться в стороне и оставаться незамеченным, не лезть в центр всеобщего внимания, остановил свой выбор именно на этой, отнюдь не банальной непримечательной машине, и вриколакос лишь неопределенно пожимал широкими плечами, белозубо улыбаясь. Разве ж им объяснишь, что езда на ней дарит ему ощущение свободы, то самое, какое он чувствует, точно так же летя по просторам бескрайнего леса, рассекая широкой грудью напоенный ароматами природы воздух, когда лапы, кажется, вовсе не касаются земли, и серое мощное тело, похожее на тень, действительно парит над почвой, распластавшись в воздухе?.. Разве сумеешь передать словами, насколько это важно для обитателей леса — чувствовать себя свободным, ощущать ветер, бьющий прямо в лицо, свистящий в волосах? И пусть стекла машины опущены, не беда, он все равно чувствует его, и все существо оборотня дрожит от восторга, заставляя Отца сдерживаться, чтобы не завыть в экстазе во все горло, уподобившись самому обычному щенку, который еще не умеет держать свои чувства под контролем.

Впрочем, сейчас было не то время, чтобы отвлекаться. Очередной Совет — это, как минимум, чаще всего означает новые неприятности. Конечно, иногда присутствие на нем Иована было лишь формальностью, ведь он, как-никак, глава клана, Отец вриколакос, однако сама повестка такого Совета мало касалось собственно оборотней. Иногда Светлов и вовсе игнорировал приглашения, если был слишком занят или же считал тему обсуждения слишком неинтересной — опять же, именно в смысле касательства еего клана к разбираемому делу. Однако чаще всего созыв очередного Совета означал лишь одно: случилось что-то, что грозит всем киндрэт, поэтому им придется объединить все свои силы, чтобы отразить напасть. А вриколакос страсть как не любили объединяться с прочими кланами, всегда стараясь оставаться в стороне от всех и вся. А посему и Советов Иован не любил.

Его тревогу усиливал тот факт, что он не знал толком, о чем пойдет речь на этот раз. Слухи, конечно, ходили — куда же без них, и некоторые даже достигали леса, в котором укрылись от любопытных человеческих глаз волки, однако ничего определенного, только чьи-то смутные догадки, да и те пересказанные да перевранные на сто рядов.

— Держи ухо востро, — наставлял он Словена, что сидел на пассажирском сидении рядом с ним и внимательно ловил каждое слово своего вожака. — Поперек батьки в пекло не лезь. Лучше и вовсе рта не раскрывай, если только кто к тебе не обратится. Твое дело — слушать и, самое главное, — Отец, не отвлекаясь от вождения, коснулся не глядя лба парня. — Самое главное — чувствовать, ощущать, все, что только сможешь.

— Да, Отец, — покорно склонил вихрастую голову тот.

Сканэр. Но не телепат, увы, только эмпат. Впрочем, и он приносит немалую пользу Стае, Семье, с его помощью Светлов мог если и не разгадать чужих замыслов, то хотя бы знать, что кто-то что-то замышляет.

— Так что же случилось?.. — спросил Иован задумчиво, барабаня пальцами по рулю. — Какого лиха нам ждать на этот раз?..

— Я слышал, что это как-то связано с фэриартос, — откликнулся оживленно Словен. — По их инициативе Совет и собрали. Но точно не знаю, слышал только краем уха, что вроде пропадать они начали.

Парень вздохнул, покосившись на невозмутимого Отца. Да, не все считали целесообразной изоляцию оборотней от прочих кланов, вот и Словен, похоже, жалеет, что из-за этого не знает всех деталей дела, а может, даже мысленно упрекает Светлова в том, что все сложилось именно так, а не иначе, однако против его воли дети не пойдут. Одни — потому что понимают. Другие — потому что авторитет вожака в их глазах непререкаем. Тоже вариант, если не умеют взглянуть на ситуацию его глазами.

— Что ж, сейчас все и узнаем, — резюмировал Иован, выруливая с трассы.

*   *   *

Кажется, они прибыли вовремя, пусть и не одними из первых, но и не последними. Помимо них в зале Совета присутствовали лишь сами виновники торжества — собственно, фэриартос; даханавар, без которых, разумеется, не обходилось ни одно заседание (они ведь так любят поиграть в политику, влезть в нее по самое не балуйся и радостно черпать горстями, перемазываясь в ней по уши, словно дети грязью) и асиман. Светлов сдержанно поприветствовал Александра, приложился к ручке прекрасной Фелиции и холодно кивнул Амиру, тем самым обозначив, что заметил его присутствие. После чего уселся на стул, кивнув Словену на другой рядом с собой.

— Ну что, сынок, сиди и наблюдай, — шепнул он жадно ловящему каждое слово, каждый шорох, каждый взгляд, но при этом старающемуся напустить на себя безразличный вид парню. — Представление начинается.

+6

3

Так уж повелось, что Рамон присутствовал на всех советах, которые организовывали его кровные братья. И дело было вовсе не в благосклонности негоциантов к клану Леди, ведь Фелиция очень трепетно относилась к порядку и структуре в их рядах. Патрон знал слабые места своего клана и чувствовал острую необходимость участвовать в жизни Столицы.
Поправив одеяло спящей дочери, которая отказывалась принимать распорядок жизни киндрет, Рамон де Кобреро вышел из дома в промозглый, пахнущий одновременно сыростью и свежестью март. Автомобиль, серебристый ламборджни, ждал у входа. Внутри нервничал один из его птенцов. Амбициозный и хваткий, Тэм хоть и был молод, но подавал большие надежды. Киндрет вальяжно растекся по заднему сидению машины, чуть ли, не кладя ноги на подлокотиники, но увидев Патрона, испуганно вздрогнул, выпрямившись, словно струна. У Рамона были свои мысли касательно этого молодого человека, но пока глава клана Вьесчи предпочитал держать их при себе. Жизнь научила его, что если выждать и притаиться, то можно было в итоге получить больше, чем поторопившись спугнуть зверька.

Ехали молча, тишину иногда резало стучание клавиш по ноутбуку. Вьесчи работали всегда, ведь результат бывает только у упорных. Часть сознания Рамона было занято вычислениями маржинальности поставки сетевого оборудования, а часть думало о Совете. Клан негоциантов опекал клан искусства, почти полностью контролируя финансы Фериартос, соответственно имея на них большое влияние. Рамон размышлял, насколько испортятся его отношения с Амиром, если сейчас Вьесчи поддержат клан Александра.
- Тэм, правил поведения на Совете нет. Кроме одного: никаких эмоций.
Беспечно расстегнув пальто, Рамон де Кобреро стоял возле входа в Северную резиденцию. Ему нравилась весна, нравились Советы Фелиции, нравилось общение с братьями. Да и вообще, Патрон любил жизнь. И войны. И бури.  В этой погоне за химерной истиной, в этой динамике, в движении и чувствовалась сила. Тэм поспешил отворить дверь, но киндрет резко перехватил его руку, цепко вглядываясь в лицо, черты, мимику, в неуверенность и волнение на дне глаз. Он держал ученика в дверях, словно еще раздумывал, стоит ли его брать с собой, или еще есть время развернуть столетнего мальчишку.
- Постарайся не раздражать господина Бальза. Его нервы – достояние общественности, и мы все их бережём.

Улыбка Рамона была мягкой и ободряющей, только почему-то не сбавляла нервозности птенца. Рамон шел впереди, направляясь к своему креслу, коротко кивая кровным братьям, изредко одаряя улыбками, никогда рукопожатиями. Вокруг чувствовались потоки силы и эмоций, чтобы их ощущать не нужно было быть ни телепатом, ни сканером. Огненная ярость вечно защищающихся асиман, невозмутимость даханавар, отчаяние Александра Фериартоса, который хотел защитить своих детей, высокомерие Вриколакс. И его собственное любопытство. Рамон ждал некромантов, таких редких гостей их теплых дружеских встреч. С тех пор как пропал Вольфгер, кадаверциан ушли и Патрон скучал. В Метре, несущем смерть, было поразительно много жизни, впрочем, как и в его детях.

- Кого мы ждем?

Отредактировано Рамон де Кобрэро (05.04.18 14:35:54)

+6

4

Фелиция по-прежнему была жирным спрутом, подминающим под себя все, до чего способна дотянуться, Советы вызывали у него ощущения, схожие с изжогой, а машины для нахттотера Миклоша по-прежнему разделялись на лимузины, грузовики и все остальные. Мир менялся, но рушиться пока не торопился, за что Миклош был ему чрезвычайно благодарен, но еще больше был бы благодарен, если бы Александру не взбрело в голову, что им нужен еще один Совет – Бальза уже отбрехался от предыдущего, отправив туда «птенца», но пропускать Совет два раза подряд, не имея особой на то причины… нет, это может войти в привычку. Не то чтобы ночному рыцарю было не наплевать на то, что о его визитах в резиденцию Ревенанта думают остальные кланы, но стоит пропустить Совет раз, пропустить другой – и появляться там и лицезреть кислое лицо Фелиции станет просто в разы сложнее. К тому же на этот раз ситуация требовала именно его присутствия – черт знает, какая шлея попала под хвост Александру, и что там творится в голове у фэриартоса, нахтриттер не собирался в этом копаться, но, кажется, тот только и ждал возможности швырнуть ему в лицо какие-то свои совершенно необоснованные претензии. Это вызывало у нахттотера любопытство и нечто сродни болезненному веселью – он-то знал, что Александру совершенно нечего предъявить ему, а даже если бы было… клан Нахтцеррет всегда умело заметал следы, и предъявить все равно было бы нечего. Да и что он собирается делать? Попросить у Фелиции ее карманного сканэра? Ха! Сканэр теперь был сам по себе, да и посмотрел бы Миклош на то, как назойливый даханавар забирается к нему в голову – однажды он уже попробовал провернуть нечто подобное и… потерпел наверняка разочаровывающее фиаско.
Кажется, паноптикум уже собрался почти в полном составе к тому моменту, как лимузин подъехал к особняку. Йохан как обычно сопел за правым плечом, когда нахттотер входил в особняк Ревенанта, и в зале остановился на обычном своем месте – в самом темном в зале, подперев стену. Не лезущий на глаза, когда на Совете находится сам глава клана, но поблизости. Йохан был удобен и полезен, и Миклош предпочитал держать ученика под рукой.
– Доброй ночи, – подчеркнуто вежливо проговорил нахттотер, чуть жмуря бледно-голубые глаза и поигрывая тростью, и опустился в кресло, – всем присутствующим.
Его взгляд скользнул по кровным родственникам, едва мазнув по Фелиции и, наоборот, на некоторое время остановившись на Александре, но говорить что-то еще до начала Совета было бы излишним, и нахттотер откинулся в кресле, положив трость себе на колени и рассеяно водя по ней пальцами в ожидании появления Ревенанта. Он очень надеялся, что они сегодня собрались не зря, и время, которое он мог бы уделить скрипке, не будет потрачено впустую – по крайней мере, он знатно посмеется, когда узнает, что придумал себе Александр. Бальза бросил короткий взгляд на Амира, гадая, не пытается ли этот блаутзаугер подставить его клан, прикрывая собственные делишки: тот вечно изворачивался, как земляной червь, достаточно вспомнить последний раз, когда Амир покупал услуги Нахтцеррет и надеялся получить товар, не заплатив – это было бы в его духе, если бы не одно «но». Огнепоклонники слишком тупы и вечно оставляют за собой неубранное дерьмо.

+5

5

Дона никогда не видела себя в роли главы клана, даже номинального. Помогать Крису, когда он рядом- одно дело, но взять на себя ответственность за клан в отсутствие мэтра - нечто иное... Вилисса никогда не бегала от трудностей. Обычно, трудности мчались за ней сворой Дикой Охоты.
- Ты только не лезь в бутылку, Грэг. Пожалуйста,- мистрисс содрогнулась от мысли, что валлиец примет эти слова буквально и на секунду прикрыла глаза, прогоняя навязчивый образ собрата, закинувшего ноги на стол и старательно изучающего пустое донышко,-  Сейчас они будут обмениваться взаимными обвинениями и на деле доказывать теорию близкородственного хамства. Нас это не касается.
Он была на Совете  с Вольфгером и тогда только слушала, запоминала да делала выводы, не отличаясь от тени мэтра практически ничем . Грэгу ,по-хорошему, тоже стоило составить свое впечатление  для начала, но ни времени, ни Криса у них не было. Придется проходить крещение огнем.
Вилисса не заостряла внимания на том, как воспримут появление кадаверциан, куда больше ее волновала позиция каждого в отдельности. Хотя обвинения клана Фэриартос были далеко за пределами интересов клана,  вся ситуация так назойливо ей напоминала что-то, события совсем недавние, что колдунья задавила малодушную мысль о невмешательстве в зародыше: Кристоф  уехал решать вопрос с предсказанием Кэтрин и кто знает, быть может, подопечные Александра - тоже часть чьего-то больного видения? Или следствие..
Оставив белоснежное пальто в машине валлийца, Дона поднялась по ступеням резиденции ревенанта деликатно стуча каблуками, по памяти сориентировалась и  дала себе волю секундного сомнения, прежде чем войти в зал Совета.
- Доброй ночи,- поздоровалась вилисса, подходя к свободной паре стульев , и позволив собрату помочь ей, села напротив Миклоша, подкрепив приветствие наклоном головы. Круглый серебряный гребень упруго оттянул тяжелый узел прически, несколько выбившихся прядей защекотали шею,- Господин Белов,- учтивая улыбка,- Полагаю, мы последние?
Тонкие пальцы легли друг на друга, колко блестя бриллиантами колец. Не смотря ни на что, она кивнула Иовану и его щенку столь же уважительно, как и Бальзе, Вьесчи или Фелиции; Александру достался флер нейтрального соболезнования, Амиру - безупречно-нейтральная вежливость, на сотую долю градуса не переходящая в понятие "холодность".  Глава огнепоклонников не вызывал у Доны доверия, впрочем, как у многих присутствующих.

+5

6

Совет, Грэг ни разу не был на подобном мероприятии и до сих пор не понимал, на кой он туда идет, ведь есть Дона, которая уж точно лучше него подходит для роли того, кто будет вещать от Клана Смерти. Грэг максимум что мог сделать, это нахамить кому-нибудь, а потом с этим всем пришлось бы разбираться, но Крис попросил сопроводить Дону, а отказать брату в такой ситуации пират не мог, он как-никак был одним из самых старых представителей Кадаверциан, значит олицетворял собой с илу и вот это все.
- Ты только не лезь в бутылку, Грэг. Пожалуйста.
- Буду тише травы, ниже воды, или как там говорится, - колдун подмигнул сестре, - сейчас мы туда зайдем, поставим всех на место, скажем всем, что ты тут главная и вот это все, ты скажешь то, что нужно, а я побуду мебелью, я умею. Точнее не так, я просто прикинусь мертвым, - флибустьер рассмеялся над собственной шуткой, ему хотелось поднять сестричке настроение перед тяжелым испытанием для ее воли.
Сейчас они будут обмениваться взаимными обвинениями и на деле доказывать теорию близкородственного хамства. Нас это не касается.
- Дона, красавица моя, мне на их мнение плевать, они для меня никто. Нет, я понимаю, что там главы кланов, но мы отошли от политики, как я помню, я вообще теряюсь в догадках, зачем мы туда идем, впрочем, сказали надо, значит надо.
Когда кадаверциан подходили к залу совета, Грэг очень тихо шепнул сестре на ухо маленькую валлийскую шутку про пастуха и козочку, после чего они вошли в зал. Все, похоже ждали появления только колдунов из клана Смерти, Грэг помог сестре сесть за стол, после чего сел и сам. Выглядел пират по сравнению во всеми теми, кто собрался в зале, очень вызывающе, старинные одежды, шляпа с вороньим пером.
Черт, шляпа, я же джентельмен, промелькнула мысль в голове пирата, после чего он снял шляпу и положил ее себе на колени.
- Доброй всем ночи и хорошего настроения, - некромант посмотрел на каждого за столом, некоторых он встречал когда-то, хотя ему казалось, что с последней встречи прошла целая вечность, - господин ревенант, - единственный, кто был удостоин легкого поклона головы от старого пирата, был Белов.

+4

7

НПС: Белов - старший.

Он вошел в комнату бодрым шагом -  не показывая, что устал за день и что не особенно горит желанием слушать их взаимные обвинения, упреки, колкие шпильки в адрес друг друга и конечно же, просьбы их рассудить. Но, это было необходимо. И это не подлежало обсуждению. Долг. Честь. Ответственность. По крови.
Все кланы были в сборе - все, которые ожидались. Не было некромантов, но их, если честно, ждали обычно 50/50 - после одного из прошлых советов, который внезапно закончился Витдиктой - Кадаверциан могли в равной мере как проигнорировать все последующие Советы, так и посетить некоторые из них. Ревенант спокойно относился к старому клану, далекому от политики и не нарушающему основных моральных договоренностей - они не лезли на рожон и это было отлично. Он сел на свое привычное место и обвел внимательным, медленным взглядом, как делал всегда, присутствующих, прежде чем поздороваться.
Фелиция, Иован, Миклош... Главу клана Золотых Ос на Советах Ревенант видел раз через раз. Хорошо. Очень хорошо, что он сегодня здесь. Александр. Предварительный разговор с главой Фэриартос был сумбурным - Белов хмуро отвел взгляд от бледного художника - так ли уж все плохо, как преподнес ему инициатор Совета? Черт их разберет, эти клановые взаимоотношения. На Советах одно, стоит ему покинуть помещение - у них уже все переигралось.
- Доброй ночи, кровные братья и сестры, - голос ровный, будничный, таким же тоном он приветствует своих человеческих чиновников и помощников на утренних летучках, выслушивая курсы валют, основные события из криминальной хроники, новости из мира банковского дела и об успехах собственных детей в школе. Все это - лишь дела. Информация, проблемы, анализ и способ рассудить кланы наиболее эффективным образом для их общего баланса. Он коснулся ворота строгой белой рубашки, вспоминая, что галстук снял каких-то десять минут назад, но ощущение шелковой удавки все еще оставалось на коже. В зал вошли две фигуры - Белов подождал, пока некроманты займут свои места и кивнул на вопрос светловолосой женщины - если уж его опоздание на привычные двадцать минут не дало времени подтянуться всем желающим - дальше ждать не имеет смысла.
- Полагаю, теперь все в сборе, - он кашлянул, устраиваясь на стуле поудобнее, - Совет собран сегодня по просьбе одного из кланов. Выслушав предварительный доклад, я собрал всех вас для обсуждения и решения данного вопроса. Я полагаю, что вместе и сообща мы придем к единому мнению.
Его взгляд лежал на середине стола, словно он читал по памяти. Единое мнение - сильные слова для таких собраний. Где в одной комнате такие разные мнения - его решение, его голос и будет "единым" мнением. Кто-то же должен поддерживать эту лодку на плаву, пока гребцы норовят скинуть друг друга за борт.
- Александр Данвиль Мело,  будьте столь любезны - изложите Совету свой доклад.

Второй круг: обсуждение.

1. НПС Александр
2. Паула
3. НПС Фелиция
4. Дона
5. Миклош
6. НПС Асиман
7. Иован
8. Грэг
9. НПС Белов

+3

8

НПС: Александр

Глава клана Фэриартос поднялся медленно, кивая Белову в ответ на оказанную честь выступить перед родственниками с речью. Никакого блеска или апломба в его движениях не было - Александр был напряжен, растерян и расстроен. Уже долгие несколько недель он писал Белову о происходящем в его клане, затем выбил себе аудиенцию и изложил свою проблему лично. Долгие несколько дней тишины и ожидания вымотали его уверенность в том, что Совет будет иметь смысл и пользу для него и его соклановцев. Но он держался. Взгляд Фелиции как ни странно ободрял его, напоминая, что союзы между кланами еще никто не отменял. Он еще мог получить помощь и поддержку. Если правильно ее попросит. Просить... Только просить и мог его клан.
- Благодарю, господин Ревенант, - произнес он, отрывая взгляд от невозмутимой Фелиции и обращаясь уже ко всем главам кланов сразу, - Клан Фэриартос, как вы все знаете - далек от политики. Наша политика - это творение, созидание, создание красоты и совершенства. Мы - мирные члены общества, мы не воюем, мы соблюдаем гуманную манеру отношения к людям и не берем больше, чем необходимо для пополнения клана и поддержания нашего существования. - он выдержал необходимую паузу, скользя взглядом по главе клана Асиман. Амир спокойно выдержал его взгляд, с вежливым любопытством ожидая основного сюжета. Александр подавил глухое раздражение и продолжил:
- Среди нас есть признанные мастера своего ремесла - подлинные гении, вышедшие за человеческие рамки понимания искусства. Вышедшие за любые рамки, в которое можно поместить такое понятие как "искусство". Эти мастера - уникальны, важны, необходимы этому миру. Мы бережем их как свое главное сокровище и позволяем творить в комфортных условиях, не ограничивая их талант и свободу. Мы - приумножаем совершенство их творений в мире, - в голосе появились ноты горечи и плохо скрываемой обиды, - В прошлом месяце мы с ужасом узнали, что двое из наших мастеров были убиты.
На этот раз пауза была дольше, но взглядом Александр давал понять, что речь еще не окончена.
- На сегодняшний день мы потеряли пятерых мастеров. Они были убиты тайно, в их мастерских, о местоположении которых сложно узнать рядовому члену клана. Это невосполнимая потеря для клана и для мира. Мы не знаем кто может быть причастен к столь отвратительному действию...
Александр сжал руки за спиной, сцепляя пальцы так, что они побелели - благо, увидеть это могла лишь сидящая рядом с ним Паула.
- Я прошу разобраться в этих жестоких убийствах, предотвратить хладнокровное истребление членов моего клана и наказать тех, кто считает себя выше закона и порядков этого мира. Одно я могу сказать с точностью - это дело рук не фэриартос - ни один из нас не способен на такое! 

+4

9

Смерти мастеров тяжело ударила по клану. Паула прекрасно понимала и разделяла траур Маэстро, которого пыталась поддерживать всеми силами, какие  у нее были. Да, ей было горестно за тех, кого постигла печальная участь. Да, она понимала что это может ударить по клану, хотя мастера и были отшельниками и не ввязывались в политику. Но это ударяло по самой сути клана и этого Паула не могла простить. Вот только не понимала кому это могло быть нужным?
"Но кому из всех здесь находящихся есть дело до мастеров-затворников?" - задала вопрос сама себе ученица Алкксандра, не совсем понимая, зачем кому-то из других кланов так обременять себя поисками мастеров, ушедших в свои миры.
"В самом деле, разве возможно дотянуться до тех, кто ушел из реальности? Это непостижимо. Только лигаментиа могут бродить по чужим снам, которые могут привести их внутрь мира. Без приглашения хозяина ты не попадешь туда. А контактировать с внешним миром им и вовсе необязательно"
Паула озадаченно осматривалась, следя за реакцией остальных членов совета. Первым предположением был Миклош, который в принципе был знатным садистов. Но никто из погибших не был блондинкой и вряд ли бы Бальза стал заботится о заметании следов, как  и асиман. Значит ли это что виновником был кто-то другой?
"Но кому это может понадобиться? Мы же никому не мешаем" - озадаченно опустила глаза итальянка, стараясь понять, хоть как-то постичь разум убийцы и никак не могла найти ни мотива, ни логики. Может, искала не там?
"Маэстро, я не уверена, что это вина кого-то из других кланов" - поделилась своими мыслями девушка, продолжая помалкивать как и положено ученице.

Отредактировано Паула Фэриартос (11.06.18 12:05:29)

+3

10

НПС: Фелиция

Внимательное, вежливое участие. Конечно же, она расстроена не меньше самого Маэстро - такими ужасными событиями. Конечно же, она поддержит клан Фэриартос в просьбе к Ревенанту - о расследовании этого дела. Фелиция шила золотыми нитками речь Александра еще до самого совета - не один и не два раза узнавая подробности событий и помогая составлять его речь. Опуская некоторые детали, акцентируя внимание на других - это она умела мастерски, ни один из приспешников и верных фэри не переплюнул бы ее в искусстве доброжелательного участия в судьбе пострадавшего клана. В конце концов, кому как не Александру понимать, что Даханавар - единственный и пожалуй, самый мирно настроенный к ситуации соратник. Поддержка? Они поддержат кровных братьев, скорбя вместе с ними. Взгляд впивается в светловолосую макушку Бальзы - как удачно, что он здесь. Именно сегодня. Как удачно...
На просьбе о подробном расследовании Фелиция сдержанно кивает, взглядом ободряя Александра и мысленно отмечая как послушно маэстро прошелся по основным "маркерам" заготовленной ею речи. В паузе последовавшей за этим были красноречивые взгляды. Миклош. Амир. Они подпадали под первейшее подозрение. Еще конечно был вариант Рамона... Мормоликая осторожно оглядела собравшихся. Но Рамон был до такой степени деловым человеком, что марать руки в крови пятерых дряхлых затворников стал наврятли. Да и кому сдались миролюбивые затворники? Проку от их магии чуть, а кровь их разве что на терпкий компот пойдет. Губы сжались в тонкие ниточки. Лучше Миклош, чем Амир, конечно.
- Это немыслимо. - нарушила она молчание первой, как и ожидали этого о нее и политики ее клана. Александру стоило помочь. - Кому это вообще нужно? Зачем такая жестокость по отношению к своим же, кровным братьям? - в тоне идеальный баланс возмущения, горечи и сопереживания. - Вы кого то подозреваете, Александр?

+3

11

Немыслимо? Вряд ли. Не было ни единого повода сомневаться в неискренности переживаний Фелиции, только Дона полагала, что едва ли она имела отношение к делу. Скорее, призвана показать свою лояльность Александру и Совету в частности..И когда она успела стать такой циничной?
Но в их истории было полно примеров "кому", "зачем" и "каких". Удивление могло иметь место разве что в единственном вопросе: на самом деле, кому сдались мастера фэриартос?
Ей вспомнился ее сон, промелькнул перед глазами за долю секунды, обожгло призраком ощущения и фантомом звука и под ложечкой засосало с противной ледяной пустотой. Клану Кадаверциан снились смерти, пророчество Кэтрин стало началом того, что ныне она заменяет Криса в кресле на Совете. Вилисса переглянулась с Грэгом, красноречиво, но понятно только им двоим. Они уже прикидывали вариант с Лигаментиа и пока не нашли ему логичных обоснований. Может ли быть так, что в убийствах тоже имеется след клана Иллюзий, обоснованный или нет? На самом ли деле безумные дети причастны к странным событиям или всех старательно пытаются в этом уверить?
Со стороны могло показаться, что Дона не верит ни единому слову ни Александра, ни Фелиции. Со своей стороны, мистисс думала о том, что оба они ошибаются: главный вопрос пока не "кто?" и не "зачем?", вопрос- "как?". Ответив на него они поймут куда больше. Но для этого стоило приглушить страдания по ушедшим и желание мести за них, думать холодно и расчетливо. Маэстро Фэриартос в таком состоянии ни на что из этого способен не был.
-  Вы предлагаете общее расследование, Александр?,- осторожно поинтересовалась Дона, стараясь держаться самой бесстрастной и самой нейтральной позиции.
Кому это нужно? Киндрет всегда искали выгоду для своих и только для своих, альтруизм- явление среди них исключительное, нежели закономерное. Она уже приблизительно представляла, что ответят Асиман и Тхорнисх и ни в коем разе не судила их за это.
НО в отличие от них, осознавала другое: вчера - Кадаверциан, сегодня- уже Фэриартос. Кто следующий?

+3

12

Изменение очередности игроков:

Миклош и  НПС Асиман пропускают свой ход.

Следующий игрок, которому предстоит отписаться в теме: Иован. Затем Грэг и так далее по списку.

0


Вы здесь » Киндрэт. Новая глава вечности » Будущее время » Март 2005. СОВЕТ У РЕВЕНАНТА