Вниз

Киндрэт. Новая глава вечности

Объявление

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА ПРОЕКТ !
РАДЫ ЦЕНИТЕЛЯМ ФАНДОМА


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Игровой мир:
2004 г. Откат времени произошел до события свершившейся Витдикты. Атум заперт. Все киндрэт, кроме Иноканоана - не помнят о свершившихся до отката событиях. Некоторым кровным братьям начинают сниться странные тревожные сны.
Партнеры
Avatar LA Городские легенды
МИР: Вампиры, фэнтези, романтика, драма, магия.
РЕЙТИНГ: 18+
ИГРА: Эпизоды, мастеринг.
Кристоф Кадаверциан
Рогнеда Вриколакос
Дарэл Эриксон
Норико Тхорнисх
Амир Ар Рахал

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Киндрэт. Новая глава вечности » Прошлое время » Blood, thorn and good intentions


Blood, thorn and good intentions

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://s5.uploads.ru/jmqAC.jpg

Женщина всегда желает слышать правду, но под правдой понимает нечто свое
[html]<iframe width="50" height="50" src="https://www.youtube.com/embed/O95aQIST5Z4" frameborder="0" allow="autoplay; encrypted-media" allowfullscreen></iframe>[/html]

1. Флоранс де Амьен, Дона Кадаверциан
2. Лето 1984 года, Столица
3.I put my hand against your plastic heart
No, suicide is not the plan, stand up
Even the stars are trapped inside, oh my
There's nothing left to hide
There's nothing left to die
There's nothing left to die

Отредактировано Дона Кадаверциан (12.02.18 22:58:40)

+2

2

Флора сама не знала, что двигало ею в первую очередь.
Ревность? Вряд ли. Третья старейшина Даханавар не унижалась до этого чувства. Ревность это в первую очередь неуверенность в себе. А она никогда не сомневалась в себе и своей привлекательности.
Тогда любопытство? Может быть. Леди любила сложные задачки. Дона Кадаверциан была одной из таковых.
Жажда своеобразного завоевания? Подавления? Разрушения последнего рубежа? Тоже вполне вероятно.
В большинстве своем кадаверциан испытывали к Флоре теплые чувства. Даже Вольфгер питал слабость к даханавар, что весьма сыграло на руку ещё совсем юной третьей старейшине в далеком восемнадцатом веке.
Но вот его ученица…
Нет, они никогда не конфликтовали. Но Флора хорошо ощущала эту стену отчуждения между ними.
Чужие... Вот именно что чужие.
А леди хотелось, чтобы к ней были привязаны все без исключения.
Или всё же причина была в другом?

У Флоры были свои и довольно хорошие информационные каналы. Поэтому никакого труда не составило вызнать, как же проводит досуг вилисса из клана Смерти. И подловить её в самый неожиданный момент.
Внутренне леди улыбалась. Даже неприступная и внешне холодная мистрис оставалась женщиной и порой любила побаловать себя. Это было так мило и так выбивалось из привычного восприятия Доны окружающими.
Даханавар неслышно толкнула в дверь, заходя в помещение и несколько мгновений любовалась светловолосой макушкой вилиссы.
- Знаю, что кадаверциан не чувствуют холода… но похоже, что с теплом дела обстоят хорошо? - Флора обошла вперед и изящно опустилась на каменную скамейку. Дружелюбно улыбнулась, поправляя крашеке полотенца, - Здравствуй, Дона. Надеюсь, ты не против, что я присоединюсь. Удивительно приятное местечко, правда?
Леди откинула со лба пару выбившихся из узла на затылке локонов и устроилась поудобнее.
Ну в самом деле, не сбежит же неприступная мистрис отсюда только завидев Флору Даханавар. Это не в её стиле.

+1

3

Доне, как бы это ни звучало, ничто человеческое отнюдь не было чуждо. Вилисса предпочитала уединение и покой и все только утрировалось с исчезновением Вольфгера. Это место она любила не столько за экзотику и обещанную красоту, за коей англичанка никогда не гналась; здесь ее мысли текли с той же ленивой неспешностью, что и тяжелый водяной пар. И казалось, что за пределами круглой мраморной комнаты хаммама мир растворяется под гнетом влажного тепла.
Заведение принадлежало одному весьма экстравагантному молодому человеку из клана Фэриартос, он уверял, что через пару лет мода на подобный способ проведения досуга приживется в Столице окончательно, но пока об этом месте знали лишь самые любопытные.
И она.
Она привыкла к присутствию киндрет и нисколько не удивилась, когда почувствовала кого-то из кровных братьев, хотя и предпочла бы наслаждаться жаром мраморного стола под лопатками в уединении. Впрочем, разве могла она предвидеть, что ирония судьбы столкнет ее  в одной бане с Флорой? Вот уж нет.
Мистрисс , еще не до конца веря своим ушам, пошевелилась в облаке мыльного одеяла и привстала на локтях, чтобы обернуться и удостовериться: Третья Старейшина, в блеске всего своего очарования и невинности, сидела на скамейке возле купели с горячей водой и улыбалась самой миролюбивой своей улыбкой.
- Место и впрямь набирает популярность...
-Флора,- она кивнула ей, переворачиваясь на живот и оставляя свое внимание даханавар, хотя  не до конца понимала, случайность ли это или ее разыгравшаяся паранойя,-  Тепло не чуждо даже нахтцеррет. Похоже, заведение и впрямь возымеет успех, раз его посетила сама мадемуазель де Амьен. Уступить тебе место?
Они с Флоранс соблюдали вежливый нейтралитет, старательно замаскированный под  околодружественный протокол, поскольку даханавр была возлюбленной Кристофа, а Кристоф, в свою очередь - ее собратом. Лучезарная и головокружительная мормоликая неизменно захватывала все возможное внимание в радиусе десяти метров, меняя не только настроения и планы, но, казалось, даже законы физики. Поэтому Дона всегда старалась быть где-то метре на одиннадцатом, а для верности- на двенадцатом.
Вилисса встала в облаке мыльной пены и нашарила простынь, в которую замоталась и присела на соседнюю скамейку, зачерпывая из купели медной миской горячую воды и неторопливо смывая с плеч белоснежные хлопья, одуряюще пахнущие розами и сандаловым маслом.
- Могу я тебе чем-то помочь?,- вежливость вежливостью, но колдунья никогда не обманывалась и не давала обманываться другим в своих намерениях. Дона решила не брать на веру случайности и сходить из более понятных величин: Флора здесь не случайно. Место не совсем ее пошиба.

+2

4

Флора задумчиво наблюдала за вилиссой, не беспокоясь о том, что та может смутиться от столь пристального взгляда. Для даханавар эмоции и их проявления были естественными, это знали все. К такому можно было только привыкнуть, перевоспитывать же бесполезно.
Сейчас третья старейшина любовалась. Как любуются произведением искусства, каким-нибудь заснеженным пейзажем. Флора отмечала, что Дона была очень красивой. Но по-другому. Отлично от самой леди. Флора была подобна пламени, яркая, искрящаяся, затмевающая собой всё вокруг и жаждущая всеобщего внимания… её можно было бы сравнить с солнцем, которого они все давно не видели. Дона была луной, чей свет предназначался только для избранных, но не становящейся от этого менее притягательной. 
- Спасибо, - мелодично отозвалась женщина, но с места не сдвинулась. Тогда она бы не смогла видеть свою собеседницу. А Флоре хотелось сполна насладиться эмоциями Доны. В том, что она сумеет их вызвать даханавар не сомневалась. - Мне его подсказали. И я рада, что последовала доброму совету…
Подсказали. А ведь она не лжет. Действительно, ей подсказали, где искать неуловимую мистрис для “душевного и спокойного разговора”.
Флора пошевелилась, устраиваясь удобнее, и с любопытством оглянулась. Пожалуй, даже если не из-за Доны, то она всё равно сюда наведалась. Не то, чтобы она была в полнейшем восторге, но всё-таки место оказалось довольно занятным и стоило того, чтобы его посетить. А может и порекомендовать кому-нибудь. Даханавар мысленно усмехнулась, представив на мгновение, что предложила бы Кристофу заявиться сюда. Ароматы роз, сандала, короткие полотенца, мягкий ненавязчивый свет и тепло… Романтично. Но не в их стиле.
- Дона, Дона… - третья старейшина с видимым сожалением покачала головой, возвращая взор топазовых глаз к вилиссе.
В голосе Флоры прозвучал мягкий укор и легкая печаль. Мол, что же ты так. Зачем с порога рушить столь благостную атмосферу.
- Не будь ты кадаверциан, тебе подошло бы быть вьесчи, - по-доброму усмехнулась даханавар, - Английская сдержанность в сочетании с переходом сразу к делу. Тебя бы ждал головокружительный успех, я уверена.
Леди замолчала на мгновение, а потом пожала плечами.
- Помочь? Даже не знаю. Мне просто любопытно… - на губах вновь была та же чуть печальная улыбка, - За что ты меня так не любишь?
Вопрос повис в воздухе холодными каплями, взрезав окружающую теплую негу. Пожалуй, он мог огорошить, выбить из колеи привычного регламента. Флора редко действовала прямолинейно, но не могла отрицать, что порой это эффективнее всех интриг вместе взятых. Спросить в лоб. Действие, которого меньше всего ожидают от старейшины клана Леди.
А когда не ожидаешь - вероятнее, что скажешь правду, потому что на ложь не остается времени...

+2

5

Стоило отдать должное хотя бы самой себе: у нее даже рука не дрогнула и Дона сначала долила воду и лишь потом подняла глаза на даханавар.
Синие холодные очи и их не менее холодное выражение. Кажется, температура в хаммаме и впрямь упала. Это можно было бы принять за ответ, если бы вопрос стоял как "Ты меня не любишь, верно?"
- Флора,- как можно более мягко, но увы- не менее прохладно пропела вилисса своим чарующим сопрано,- Боюсь, ты принимаешь осторожность и различие в воспитании за нечто другое. Ума не приложу, с чего ты взяла подобный вывод, но уверяю тебя, "нелюбви" к тебе у меня нет. Да и с чего бы? Отрицательные эмоции испытываешь к тому, кто тебя хоть сколько то волнует. А мне все равно.
Отчасти, Дона даже сказала правду: что, где, с кем, и вообще существует и еще Флора Даханавар ей было глубоко безразлично. Волновало же колдунью из кадаверциан только то, как она обращается с Кристофом...
Женщины прозорливы, женщины чувствительны и улавливают малейший холодок или фальш, точно кошки, которые, как известно, ночью все серы. Мистрисс видела силу чувств в глазах Криса, когда ей выдавалось редкое (и будем честны- сомнительное) удовольствие видеть его взгляд, обращенный на де Амьен;  видела глаза Флоры, которая гордилась и восхищалась, вот только чем: мужчиной, что принадлежал ей или трофеем в собственной коллекции? Это было не ее дело, она не имела права даже думать об этом на досуге. Но думала: ох уж это извечное женское право передумать и пренебречь.
Но пренебрежения Кристофом Дона Флоре простить не могла. Поэтому спрятала все свои чувства так глубоко, как только ей позволяла ее душа.
- Подозреваю, что и тебе нет дела до меня,- это не было оскорблением, это был голый факт,- Тогда позволь узнать, с чего такой вопрос? Почему мое отношение вдруг стало тебе важно? Не из праздного любопытства же, нет. Ты привыкла получать все, что только пожелаешь, Флора, независимо от желания других, твое солнце светит столь ярко, что за его блеском ты не видишь, как слепнут другие. Едва ли сегодня что-то изменилось.
Мистрисс придержала простынь на груди и поднялась на ноги, свободной рукой отжимая пахнущие розовым маслом волосы. Вообще, колдунья предпочитала вереск, эдельвейсы и гортензии, но против национального колорита заведения идти не стала.

+2


Вы здесь » Киндрэт. Новая глава вечности » Прошлое время » Blood, thorn and good intentions