2004 г. Столица
Дорогие друзья, у нас обновлен
ОСНОВНОЙ СЮЖЕТ НА 2005 г.

Обновлена • ХРОНОЛОГИЯ ЭПИЗОДОВ

Вверх страницы
Вниз страницы

Киндрэт. Новая глава вечности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Киндрэт. Новая глава вечности » Настоящее время » Январь 2005. Nil inultum remanebit


Январь 2005. Nil inultum remanebit

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://s5.uploads.ru/wbyBH.jpg

1. Кристоф Кадаверциан, Дона Кадаверциан
2. Январь 2005, Подмосковье
3. Кадаверциан рьяно следят за владениями Смерти, будь то погосты или наследие прошлого, грозящее разлиться в неприятное настоящее.

[html]<iframe width="50" height="50" src="https://www.youtube.com/embed/uD3tUCnL5V0?rel=0" frameborder="0" allow="autoplay; encrypted-media" allowfullscreen></iframe>[/html]

Отредактировано Дона Кадаверциан (14.02.18 01:26:12)

+2

2

Дона вышла из машины и захлопнула дверцу, кутаясь в меховой воротник черной дубленки. Январь в Подмосковье выдался  морозный и снежный, не удивительно, что машина увязла. Хотя, вопрос оставался к людям, которые не поддерживали территорию отеля в должном виде и позволили вырасти размякшим прямо на тротуаре сугробам.
До самого пансионата пешком было около пятисот метров, плюс сотня-другая- до старинного кладбища, выполняющего функцию ни то интерьерного решения, ни то музея. Вилисса решила, что она не сахарная и едва ли растает от небольшой пешей прогулки. Как раз дождется, пока подъедет Кристоф.
Мэтр пошел на поправку и совместная работа была тому лучшим доказательством. Дону это успокаивало и вселяло надежду, неизвестно - на что, но как известно, даже абстрактная надежда куда лучше ее недостатка.
Старинная усадьба, переделанная предприимчивым меценатом под отель-пансионат, казалась не жилой, хотя девушка могла поручиться, что чувствует присутствие людей и даже видит отсвет настольной лампы на первом этаже. После четырех смертей подряд и разбирательства, хозяин решил лавочку временно прикрыть. Своевременное и очень мудрое решение, особенно при учете, что погостом рядом владел не он.
Почему Вольфгер оставил это кладбище именно ей, будто взвалив на хрупкие плечи отнюдь не хрупкой вилиссы какой-то личный груз, Дона не знала. Но свои новые обязанности приняла и с прилежанием следила за старинными захоронениями и краем глаза- за отелем, который по сути ее не интересовал. Соседи не доставляли неудобств и это ее полностью устраивало. До недавнего времени.
Ледяную поземку бросил в лицо ветер, колдунья отвернулась, смаргивая льдинки с ресниц и прошла рядом со сторожкой смотрителя. К ее разочарованию, та оказалась пустой: похоже,  газеты не шутили, говоря о том, что распустили весь персонал.  Привычным спокойным шагом пройдясь вдоль могил, которые уж знала наперечет, кадаверциан сняла кожаные перчатки и приложила ладонь к холодному камню надгробия; из-под бледных пальцев разлился едва видимый "гнилушный" зеленый свет, нырнул вниз и слился с землей. Похоже, погост был тих и пуст, обычный осмотр и проверка никаких подозрительных результатов не принесли. Значит, стоило провести более тщательный осмотр.
Дона спрятала руки в карманы, не желая надевать перчатки и пошла в сторону, внимательно вглядываясь в могилы. На повороте мигнул фонарь и вилисса даже внимания на это не обратила бы, если бы он не ворвался с жалобным хрупом, обдав ее осколками стекла сверху. Дона инстинктивно отшатнулась и  нахмурилась, смотря на гаснущую проволоку пришедшей в негодность лампочки.
-Бывает,- философски заключила мистрисс  и пошла дальше, невольно чувствуя себя глупо и одновременно- уязвимо.

+2

3

Тихое урчание черного БМВ стихает, восстанавливая необыкновенную тишину этого милого места. Кристоф захлопнул дверцу с водительской стороны, окидывая мимолетным взглядом припаркованную рядом машину Доны. Он немного опоздал. Тишина тут же обступает со всех сторон - он любил такие молчаливые мрачные места - они вселяли умиротворяющее ощущение секрета, таящейся силы, истории. Места, имеющие свою историю, особенно мрачную - были на вес золота. В столице таких мест почти не осталось. Ключи от автомобиля опускаются в карман черного длинного плаща, подбитого черно-серым натуральным мехом по воротнику - дань прошлому наемника. Шаги колдуна по снежной топи нечищенной дороги тихи, едва слышны. Руки в карманах, широкий ворот поднят высоко, касаясь краями щек, при поворотах головы. Он прислушивался к тишине этого места, осматриваясь мимоходом, подмечая признаки показного, кажущегося запустения и оставленности жилища. Людьми не пахло. Признаков постоянной жизни теплокровных существ - разве что бродячих собак и птиц. Звонок Доны был лаконичен, как всегда - приезжай, есть дело, отель при кладбище. Бывшая собственность мэтра, ныне официально перешедшая ей во владение. Крис не был удивлен, что не такой уж отдаленный погост материала был оставлен ей - в клане было в порядке вещей дарить подарки и баловать "девочек". Все же, семья воспитывала определенные стандарты и по этим стандартам Мастера Смерти могли обзавестись всем необходимым самостоятельно, а вот дамам помогали и оберегали по мере сил и их просьб. Некромант выдохнул морозный воздух, принюхиваясь к старому, очень старому запаху захоронений и склепов. Чувствовались остатки магии - охранные заклинания, слабеющие заклинания отпугивания и отвода глаз. Хорошее место. Приятное. По дороге он сверился с картами - погост был средним по размерам, начало захоронений датировано парой веков назад, на территории имелся полу заброшенный не то монастырь, не то храм какого-то святого. Та часть, где они оставили машины - была центральной аллеей к отелю. Кладбище изначально было гораздо меньше, с годами разрастаяясь и наконец вплотную подходя к территории отеля. Хозяин такому соседству рад не был и мрачное здание, построенное еще в начале 19го века переходило из нескольких рук, пока, наконец, не осело в руках предусмотрительного Вольфгера, вместе с погостом, прилегающими территориями и несколькими ближайшими техническими строениями.
Сторожка оказалась пустой. Крис прошел мимо, вглядываясь в темные окна здания, прислушиваясь и обдумывая, куда бы направилась ожидающая его вилисса. Наверняка туда, где самое ценное. Его внимание привлекла мелькнувшая в окнах тень - казалось, это всего лишь игра света и тени, если бы колдун был человеком. Но зрение киндрэт и столетиями выработанная привычка замечать любые мелочи - это вам не человеческие несовершенные чувства. Некромант достал из кармана телефон, чтобы набрать Дону. Но что-то его отвлекло снова. Треск. Отдаленный.
- Я уже подумал, что будет скучно... Вольфгер, неужели припрятал незадекларированную зверушку? - тихо, сам себе, в теплый пушистый воротник пробурчал де Альбьер довольно.
Ладонь покинула уютный карман и на коже разцвел зеленоватый яркий свет, ширясь и оформляясь в шар, на краях которого плясало изумрудное пламя. Такой свет был виден издали, даже в такой темноте. Кристоф пробурчал на латыни что-то простое из базовых заклинаний молодняка - огонь рассыпался в воздухе и остался висеть - маяком посреди темноты окружающих мест. Некромант отошел от светящегося шара и направился в сторону кладбища, рассчитывая найти вилиссу там. Любопытство существ некромантского мира было прекрасно известно некромантам. Иногда они вели себя как дети... Иногда они были опасны и коварны. Тест на интеллект.
- Дона, - уже громче позвал он, вглядываясь в темноту погоста. Тени удлинились и легли неровными лентами, изламываясь об могильные плиты и камни.

+2

4

Каховская Ирина Михайловна
1896- 1901
Почему то именно это надгробие, с Мадонной и младенцем-ангелом, заставило вилиссу остановиться и стряхнуть с гладкого камня снег. Ее не тронула смерть семилетней девочки, люди- весьма хрупкие создания и дети- тем более. Зачастую, Смерть к ним милосердна, взрослым же напротив, уготована мучительная дорога к Белой госпоже. Постояв с минуту, Дона продолжила свой путь, осматривая кладбище на предмет подозрительного и странного.
Каховский Константин Алексеевич. 1879-1888.
Милашина Софья Андреевна. 1855-1858.
Каховский Валентин Александрович. Каховский Андрей Савельевич. 1834-1845.
Детей на кладбище было много, Дона, в свое время получив погост в наследство, как-то отметила это и забыла за ненадобностью. Теперь это почему-то бросилось в глаза, правда, не настолько, чтобы мистрис сразу причислила это к причинам или следствиям, ведь они неоднократно проверяли территорию и все было чисто.
Девушка свернула на узкую аллею и услышала окрик, не такой уж и далекий, но точно со стороны. Пришлось остановиться и повертеть головой, определяя, с какой стороны зашел Кристоф: кричать вилисса не очень любила, особенно на местах захоронений. Она вытянулась на носочках сапог, улавливая изумрудный блик, но фонари над ее головой замигали и грохнули сдвоенным треском лопнувших лампочек. Дона инстинктивно закрыла голову руками, дабы защититься от стеклянного крошева и уловила краем глаза движение.
-А вот так уже не бывает,- колдунья со свойственным ей спокойствием попыталась осмотреться еще раз, но пока могла лицезреть лишь темные ряды старинных памятников и густую тьму, стелющуюся по земле.
Англичанка потерла руки друг о друга, шепча зазубренную формулу и на скрипучий наст спрыгнули две тощие Туманные гончие, немедленно скрывшиеся меж захоронений.
-Я здесь, Крис,- наконец откликнулась  девушка, продолжив свой путь по темной аллее. Она почувствовала тяжесть в висках и необъяснимое чувство давящей тревоги, которое сочилось, как будто бы, отовсюду. Стараясь не акцентировать на этой досадной неприятности внимание, вилисса свернула еще два раза и вышла на одну дорожку с де Альбьером. Полы черной дубленки смели с сугробов снежную крупу, крутящуюся в промозглые спирали при каждом ее шаге.
-Спасибо, что приехал,- она ни на минуту не сомневалась, что он найдет для нее время. Но никогда не забывала быть благодарной за это внимание: мало хорошего в том, чтобы принимать за данность даже то, что ты заслужила, ведь в любой момент этого может не стать,- Я не чувствую никаких явных эманаций или прорывов, но здесь что-то нечисто. Или местные фонари невзлюбили меня по каким-то этическим соображениям,- блондинка вытащила тонкий осколок стекла из волос и отбросила его в сугроб, на мгновение отвлекаясь на шерстящих погост гончих.

+2

5

Вместо ответа мимо некроманта, шагах в пяти, молниеносно проскользнула гончая, убегая в сторону, противоположную от той, откуда он сам пришел. С улыбкой проводив взглядом творение мистрисс, он сделал несколько шагов по мокрой, перемешанной с талым снегом, земле, чувствуя как зимние ботинки на твердой подошве предательски увязают в этой черно-серой каше. Снег чавкал под весом некроманта, словно недовольный клерк, которого оторвали от обеденного перерыва. Крис поднял взгляд на вынырнувшую из темноты Дону - слегка запыхавшуюся, но уже с горящими глазами - что-то наверняка узнала, нащупала, какую-то интересную деталь. Не зря же она его вытащила из теплого человеческого гнездышка донора в такую романтичную атмосферу.
- Спасибо, что приехал, - жестом руки давая понять, что это меньшее, что он мог для нее сделать в эту прекрасную ночь, он с любопытством осмотрел девушку, хотя освещение к этому едва ли располагало. Ближайшие фонари, почему то, еще минуту назад маячившие светом вдали, предательски решили игнорировать то ли Криса, то ли его кровную сестру.
- ... но здесь что-то нечисто. Или местные фонари невзлюбили меня по каким-то этическим соображениям, - некромант с улыбкой подошел вплотную, сверху вниз осматривая подругу и спокойным, хирургическим движением вытаскивая из светлых волос несколько кусочков стекла и отпуская их в свободное падение рядом. Внимательно осмотрев ее, так, словно она была его пациенткой, чья жизнь зависела от его внимательности, он вздохнул, хотя улыбка продолжала играть на лице.
- Фонари, значит. - констатировал он, - Оригинальный способ начать с тобой знакомство, - прислушиваясь к отдаленным шорохам, он не сводил мягкого взгляда с нее, параллельно слушая как гончие, коих оказалось две, выполняли свою прямую функцию. В отдалении все также горело оставленное им пламя - ловушка. Стоило подождать.
- Вольфгер не намекал тебе ни о каком дополнительном "наследстве"? - зная учителя, Кристоф вполне предполагал, что натерритории погоста может быть любая "заначка" запасливых кадаверциан - от утерянного "улья" до замаскированного портала времен Нософорос в какую-нибудь глушь. Или любой сильный артефакт, которым Дону, при ее то аккуратности, если не убьет, то удивит так точно.

+2

6

Кристоф, как обычно, в своём привычном настроении ироничной серьезности и манере сначала шутить, а затем наносить смертельный удар, заставил Дону цлыбнуться, хотя она и постаралась удержать губы от этого. Мальчишка, полутора тысячелетний мальчишка, который мог бы и ей щелчком пальцев свернуть шею. Последнюю мысль она отбросила, как не достойную.
- Знакомство не слишком приятное, я полагаю. Я уловила краем глаза тень, но не могу поручиться... Гончие все ещё ничего не нашли.
Погост был таким, каким ему и положено быть- мёртвым. Упокоенным. И не показывал никаких признаков для беспокойства. Но вилисса нутром чуяла, что здесь что то не чисто. С Вольфгером никогда не было только одного мотива, её учитель никогда ничего не делал просто так, будь то замысел или сиюминутный порыв кадаверцианской души.
Колдунья проводила пальцы Криса, здоровые и сильные, зажавшие тонкие осколки, взглядом и крепко задумалась, лаская по загривку одну из вернувшихся гончих. Некротическая тварь развелась под прикосновениями  мистрисс и зеленоватым туманом осела меж сугробов. Она задумалась над вопросом собрата и потерла руки друг о друга, на спокойном холодном лице отразилась неверная беспокойная тень. Она перестала страдать  о пропавшем мэтре, можно даже сказать, что смирилась. Но неизменно вздрагивала , когда речь заходила о их совместных делах.
- Я была здесь с ним только пару раз. Ничего особенного, кладбище, проверки, ворчание на то, что  приходится терпеть безмозглых идиотов на своей территории... Не знаю, почему он не выгнал отсюда людей и позволил им устроить здесь отель,- мистрисс подала плечами и вдруг её синие очи расширились и она посмотрела на Кристофа с подозрением и тревогой,- Хотя...знаешь, он не пустил меня в дом. Я как то хотела пойти за ним и он весьма категорично меня выставил. Я тогда подумала, что у него встреча, которую он не хочет афишировать.
Вольфгер никогда не был с ней пренебрежителен или груб, но ему этого и не нужно было: Дона по одному взгляду понимала, когда учитель был ею недоволен или просто не в восторге от чего-либо. В тот раз он весьма не любезно вы проводил её за локоть. Она и думать об этом забыла, но теперь, когда колдун спросил...
- Ему почему-то было очень важно, чтобы я туда не зашла. Он даже тебя сюда никогда не брал.
Потому что Криса, в отличие от неё, даже мэтру не удалось бы просто так  отвадить.Де Альбьер имел одно полезное, но не всегда приятное другим качество: не мытьем, так катаньем добиваться своего. Вилисса нахмурилась,повернула среброволосую голову в сторону мрачной громады усадьбы и прикусила пунцовую от холода губу- признак знатной потери самоконтроля с её стороны.
- Здесь очень много детей, Крис. Очень много, слишком, для одного семейного кладбища. Дворяне , конечно, тоже люди, но имели куда больше возможностей сохранить жизнь своим отпрыскам.
Она развеяла вторую гончую, не дождавшись от неё никаких подозрительных новостей и развернувшись на каблуках, решительно пошла в сторону отеля. На сей раз колдунья явно решила ослушаться приказа бывшего мэтра, в конце концов, что могло ей помешать? Вольфгера давно не было с ними. Её стремительная походка несла её по скрипучей дорожке через небольшую рощицу, отделявшую территорию усадьбы от кладбища, зло стучали по заледеневшему насту каблуки сапог, дубленка задевала верхушки сугробов. На подходе к лестнице , которая начиналась с небольших колон, держащих крышу в стиле ампир, пришлось затормозить: пространство перед подъёмом превратилось в один сплошной каток и Дона едва не поехала , совершив неуклюжий пируэт. Все что ей оставалось- терпеливо обернуться, смотря на Кристофа.

Отредактировано Дона Кадаверциан (17.02.18 16:57:17)

+2

7

Тишина была густой, тягучей, застоявшейся. Кроме их тихого диалога, казалось, на многие многие шаги вокруг ничего не происходило. Именно так и казалось посторонним. Но на погосте никогда не бывает "совсем ничего". Особенно на тех, которые принадлежат таким скрытным умникам, как мэтр Кадаверциан.
- ...ворчание на то, что  приходится терпеть безмозглых идиотов на своей территории...
Кристоф усмехается в воротник плаща, вспоминая как легко умел Вольфгер отвести внимание от предмета разговора на несущественные мелочи, всегда предельно точно добиваясь своих целей. Хитрец. Мудрый старый хитрец. Терпел он их, как же... Пользовался как прикрытием, не иначе. Вот только - что именно нужно было прикрывать? Взгляд внимательно изучает лицо Доны - ожидая, когда она сама вспомнит то, что им поможет. Или не вспомнит... Кто знает, что они тут делали с учителем и насколько это можно пересказать ему. Иногда женщины бывают скрытны совсем не там, где нужно.
- ... Не знаю, почему он не выгнал отсюда людей и позволил им устроить здесь отель,- мистрисс пожала плечами. - Хотя... знаешь, он не пустил меня в дом. Я как то хотела пойти за ним и он весьма категорично меня выставил. Я тогда подумала, что у него встреча, которую он не хочет афишировать.
Вот значит как... Встреча?
Взгляд некроманта оторвался от созерцания сосредоточенной  вилиссы и вернулся к темной громаде здания отеля - как странно и несуразно оставлять здание рядом с кладбищем. Отель. Рядом с кладбищем. Не-ло-гич-но. Если только...
- ... Он даже тебя сюда никогда не брал.
Кристоф пожал плечами, выдыхая морозный воздух. У него были моменты, о которых не полагалось знать никому, даже Вольфгеру. Учитель же, в  свою очередь имел секреты и тайники, о которых знали в лучшем случае доверенные пара-тройка кровных из клана. Да, все они стары как этот мир. Хоть и семья, а скелетов по шкафам у каждого хватает. Вопрос только в том, что делать с тем, что они могут тут обнаружить. Кристоф без колебания отпустил  бы любую тварь, которую здесь оставил мэтр - независимо от той функции, которую она выполняет - что может быть хуже, чем сторожевой пес, охраняющий дом, куда никогда не вернется хозяин. Хотя... Он ведь завещал это место Доне... Может у вилиссы с мэтром общие вкусы на "зверушек"?
- Здесь очень много детей, Крис. Очень много, слишком, для одного семейного кладбища.
Внимательный взгляд скользнул по темным провалам окон. Многие существа из их мира любили человеческих детей - в пищу, как материал для размножения, как "строительный материал" для гнезд или убежищ, как психически более слабых, доступных для воздействия. Человеческих детей было дегко заморочить, подчинить, использовать в качестве любого необходимого элемента. Если на погосте было много детских могил - это могло обозначать, что существо, если таковое здесь живет постоянно - живет одно уже довольно долго. И что "зверушке" не объяснили чего делать нельзя. Оплошность Вольфгера? Или специальный умысел? Вскормленное на детях существо? Одинокое, почти на семь десятков лет предоставленное само себе? Мда -уж. Хорошо, что Дона позвонила ему. Женская интуиция, все же, великая вещь.
- Это интересно. - резюмировал он свои собственные мысли, - Думаешь, дети умирали в самом отеле? Это слишком заметный способ кормежки.
Судя по картам, кладбище росло в сторону усадьбы довольно быстро - каких то полвека и земли из роскошных видов на зеленые луга превратились в романтические надгробия и крыши склепов. Если существо интеллектуально - на уровне тех же бетайлайсов - оно должно было питаться аккуратно, не вызывая подозрений. Кристоф перебирал в памяти подходящих на такое место обитания известных им существ, которые сотрудничали с некромантами и были более-менее самостоятельны. В новостях были упоминания о смертях в отеле, насколько он припоминал. Но ни душераздирающих картин, ни жутких подробностей не было... Все было довольно... чисто. В голове наемника вертелись несколько вариантов - от самого логичного и простого, до самого "оригинального", зная вкусы Владислава.
Видимо, его раздумья надоели Доне раньше, чем он закончил - светловолосая воительница направилась к зданию решительным шагом вторжения. Крису осталось лишь шагать следом, усмехаясь ее воинственному настроению. Дамы вперед. Зеленый огненный цветок так и остался висеть в воздухе. Кристоф щелкнул пальцами, шепча несколько слов на латыни и подкидывая с ладони вверх несколько шариков зеленоватого огня - маленьких, но ярких. Шарики врассыпную застыли в воздухе и с тихим шипением также рассыпались и продолжили гореть пламенем ядовито зеленого цвета.
Едва поспевая за мистрисс, он подумал о том, что существо может быть и не физического уровня. Сложно спрятать в старом здании крупное порождение их мира, если только это существо не умеет туманить разум всем приходящим, в том числе полиции, бомжам и разным любителям посетить заброшенные места. Вызвать Охотника? Нет, еще сьест его раньше, чем они смогут его рассмотреть. Будет обидно не понять что это за тварь и для каких целей она тут.
- Дона... - слегка укоризненно позвал он.
Вилисса, оборачиваясь, едва не потеряла равновесие на скользком покрытие дорожки. Кристоф спокойно взял девушку под локоть, помогая удержать равновесие. - Не убегай от меня так далеко. Неизвестно сколько их тут и в какой форме оно спустя столько лет. 
Огни за их спинами засветились ярче - тени от обоих некромантов стали гуще, ложась на ступеньки крыльца. "Маяки" становились ярче, чувствуя чужое присутствие - а значит, их встречали.
- В этот раз дамы идут вторыми, - безапеляционно с улыбкой заявил Кристоф и легко поднялся по ступеням, на мгновенье задерживаясь у порога - никаких заклинаний защиты, отвода глаз. Стертые до деревянного основания полы, потемневшие от времени и сырости - скрипы под каждым шагом тяжелых ботинок колдуна превращались в полустоны старого, давно забытого всеми здания. Затхлый запах сырости и зелени, земли, пыли, мокрого дерева. Крис вошел в темный проем двери, привычным жестом доставая магическую алебарду, которая услужливо светилась изумрудным светом магии. Спокойные размеренные шаги - он прошел вперед, попадая в холл. Судя по беглому осмотру, насколько хватало света от оружия - впереди была лестница на второй этаж, справа шли комнаты - очевидно служившие подсобными или кухней. Тишина была уже живой - такие вещи некроманты хорошо различали. В доме кто-то был. На верхних этажах. Кристоф подождал Дону, рассматривая старую картину на ближайшей стене - полуразрушенная рама, потемневшие от времени краски, слой пыли, паутина. Не было запахов ни животных, ни человека, ни даже тех неприятных ароматов, коими обычно люди "метят" старые заброшенные места. Стерильная чистота брошенного дома. Ни следа былых хозяев.

+2

8

-Дамы не претендуют на первенство,- подняла она вверх ладони и шагнула за пыльный порог вслед за Крисом.
На нее мгновенно накатило ощущение тысячи живых теней, они прятались по углам, в сгибе люстры на потолке, в собственных шагах, которые отдавались ударами в висках. Кажется, Крису это не доставляло ни малейшего неудобства или он ничего такого не испытывал. Вилисса чуть замешкалась и на фоне подсвеченного не ярким фонарем окна увидела краем глаза силуэт, но когда повернулась- в проеме никого уже не стояло.
-Призрак? Остаточные эманации магии? Не ограниченное физическим пространством?,- варианты помогали ей сосредотачиваться и не поддаваться гнетущей атмосфере места.
Быть может, не будь усадьба связана с Владиславом, она не производила бы на мистрисс такого впечатления и не заставляла прислушиваться к каждому шороху и всматриваться в каждый миллиметр истертых досок паркета. Но теперь Дона нутром чувствовала ловушку и западню и не могла спокойно, будто ничего не произошло, ходить здесь.
В особняке что-то было и англичанка ощущала это практически кожей.
- До отеля здесь была жилое дворянское гнездо семейства Каховских, почти все детские могилы относятся к нему. В девятнадцатом веке не было ничего удивительного в детской смертности, они ведь более уязвимы, особенно если все списывать на "слабую породу",- она говорила о людях, как о лабораторных крысах, хотя и не имела ничего такого ввиду- привычка, выработанная годами работы,- За поколение хоть один да умирал. Не сказать, что очень заметный, людям, во всяком случае. После революции дом на какое-то время опустле, но его очень быстро прибрали к рукам новые власти, устроив тут пансионат для партийных чиновников с семьями. Мне рассказывал Вольфгер. Но если кто и умирал, едва ли его тут хоронили, свежих могил нет, вполне возможно, что значение играл сам факт смерти, а не трофей. Или же правила поменялись. Последнее десятилетия усадьба стояла пустой, недавно только за нее взялись какие-то умельцы, решившие воссоздать образец архитектурного ампира начала позапрошлого века. Насколько я знаю, здесь работала строительная бригада, когда все случилось. Некоторые покалечились, кто-то серьезно заболел, но все как один умерли.
Вилисса, к стыду своему, попросту упустила момент, занимаясь делами помимо Столицы, а Сэма к этому кладбищу не подпускала. Человеческие власти и силовые структуры такой фактор, как "магия" в расчет не принимали, поэтому ушли расследовать по конторам, усадьбы опечатав, что, разумеется, не помешало двум кадаверциан в нее проникнуть.
Дона расстегнула дубленку и поднялась по лестнице вслед за Кристофом, из-под холеных ладоней робко пробивалось "гнилушное" зеленое сияние, изучающее пространство вокруг и все, к чему девушка прикасалась. Лестница натужно скрипела и стонала, точно сетуя на свою тяжкую жизнь. И на предпоследней ступени решила возмутиться более ощутимо: доска под носком сапога колдуньи хрупнула и стопа ушла в пол, проламывая под собой доски и погружаясь по середину икры.
Надо бы отдать Доне Должное: она не завизжала. Сдавленно охнула, схватилась за перила и подтянулась, в мгновение ока отпрыгнув Кристофу за спину; через секунду, часть лестницы провалилась в еще более глубокую дыру, подняв в воздух облако пыли.
И точно почудился раздосадованный стон, холодом прошедшийся по особняку.
- Что бы это ни было, оно нам не радо. Или стоит сказать- мне?,- пока все неприятности сыпались только на ее голову, но кто знает, может у де Альбьера- аванс?

+2

9

- ...Некоторые покалечились, кто-то серьезно заболел, но все как один умерли.
Какая поразительная череда случайностей. Удивительно, как здесь еще не было выводка репортеров с пространными теориями эзотерического содержания - о "месте силы", о "проклятиях дома" и прочей бурде человеческого сочинения. Заодно и ни следы ленты судмедэкспертов, обычно ядовитыми нитями оплетающее место свершившегося насилия над жизнью. Любопытно было логическое заключение из сказанного Доной - люди, погибшие при выполнении работ - похоронены здесь? Очень врядли. Она была права - свежих могил не было. Их тела увезли? Или они были использованы для чего-то другого? Кристоф отвлекся от собственных рассуждений на вилиссу - которая уже в который раз за этот вечер пыталась грациозно покалечиться. С удивлением для самого себя, некромант обнял ее за талию, помогая и усмехаясь, что не дай Боги на втором этаже будут еще гнилые мятежные половицы или ржавые цепи старинных люстр решат провальсировать в опасной близости от его спутницы. Доне катастрофически не везло нынешние пол часа. Дом, казалось, почти физически, грубо противился ее присутствию. Де Альбьер со сдержанным любопытством наблюдал, ожидая, когда же хранитель этого места почтит и его своим вниманием. Женщины и дети - более тонкие эмоциональные передатчики, с ними любым сущностям было легче устанавливать связь, легче было бунтовать или пытаться подчинить. Дона пока что показывала хороший пример этого взаимодействия.
- Ты в его вкусе. Из чего можно заключить, что это ОН. - на губах Мастера Смерти появилась самодовольная улыбка человека, предвкушающего интересную заварушку, в которой он будет главным участником.
Лестница осталась позади темным провалом. Голые щербатые рамы окон встретили их прохладой ночного воздуха. По углам забившиеся кучи мусора, пыли и застарелого снега навевали уныние холостяцкого жилища. Зеленоватые отсветы от магии Доны и лезвия рапиры Криса освещали тьму впереди и сзади - длинный проход, высокие потолки, пятна белой штукатурки, оставшиеся от недоделанных реставрационных задумок. Некроманты двигались тихо - но даже в такой тишине было слышно что они не одни. Шестым чувством оба ощущали присутствие существа. Кристоф всмотрелся в темный проход впереди, занимая такую позицию, что Дона была позади и левее - если ему навяжут ближний бой и не удастся ни поговорить, ни подчинить существо - Дона успела бы сплести заклинание ограничения. Криса устроил бы "покров ночи". Если, конечно, собеседник еще способен к диалогу. За время жатвы во Франции, в заполненных чумой землях, они с Босхетом сталкивались с разными энергетическими субстанциями. Прекрасное было время... Познавательное.
- Мое имя Кристоф. Ты выйдешь к нам поздороваться или предпочитаешь прятаться от гостей? - вежливо произнес Мастер Смерти, словно речь шла о подзыве любимой собаки. Имя Доны он опустил намеренно - половина тварей их мира обладала разнообразными навыками влиять на мысли, чувства или ощущения. Кристоф допускал мысль, что тварь оставленная Вольфгером могла одичать, но могла и сохранить привычку здороваться с некромантами по всей форме.
Ответом была долгая тишина. Ветер завывал в открытых, лишенных рам окнах и с тихим шуршанием перебирал мелкие крупицы снега и грязи по старому полу.
- Не вынуждай меня..., - спокойно продолжил Мастер смерти, с улыбкой кидая проверяющий взгляд на Дону, - ...преподавать тебе урок хороших манер по отношению к твоей новой хозяйке.
Тихий звук мгновенно стал громким шелестом, переходящим в что-то среднее между скрипом всех несмазанных петель мира и  полузадыхающимся криком всех привидений мира потустороннего. У людей от такого "привественного" звука волосы встали бы дыбом.
Уже лучше. Похоже на начало диалога.

+2

10

Дона привыкла к заботе о себе со стороны клана, Криса в том числе и жест его, безусловный и не оспариваемый,  придал ей уверенности и сил. Она подняла глаза, чтобы  поблагодарить брата, но наткнулась на лихорадочный блеск в глазах и безмятежную улыбку азартного игрока, почувствовавшего  большой куш. Спору нет, де Альбьер нашел себе новое приключение.
-Посерьезнее , пожалуйста, Кристоф,- с легкой укоризной напомнила вилисса,- Я не могу няньчить каждого духа, которому прихожусь по вкусу. особенно, когда он явно хочет откусить от меня кусок.
Дом соответствовал всем анонам хрестоматийного "жуткого места", давил на психику, проникал внутрь ледяным, скользким ужасом и заставлял терять бдительность. В свое время, некоторые американцы отдали бы целое состояние за подобный особняк, а дамы лишались бы чувств еще на пороге. Однако, колдунья из Клана Смерти давно не была ни впечатлительной барышней, ни ребенком: придирчиво и подозрительно она осматривала коридор, по которому они с Крисом шли, надеясь ухватить малейший признак старых заклинаний или враждебной сущности. Темнота вокруг шепталась и неприятно хватала воздух у самой кожи, смыкалась вокруг лодыжек; зеленое сияние стало ярче и с тонкой ладони  соскользнул клубящийся свет, пролетев на несколько метров вперед и отразившись в осколках старинных зеркал, которыми щерились разбитые рамы.
-  Не надо меня так называть...,- попросила она собрата и неприязненно сморщилась от пришедшего в ответ отклика. Кажется, Дона была права: сущность не была в восторге от того, что ему представили нового угнетателя и хозяина. Над их головами раздались торопливые глухие шаги, будто кто-то убегает и сразу же хлопнула створка двери. Раз, другой, третий. Десятый. Словно дом внезапно ожил и  пытался отпугнуть двух паразитов, забравшихся в его нутро. От шума стало даже сложно думать. Вилисса послала вперед поисковое заклинание и тронула друга за плечо.
- Ну вот, что я говорила?,- мистрисс изобразила слабый намек на улыбку,- Не хочу иметь такой сюрприз под боком. Самое место ему- в его мире. Возможно, он сам давно жаждет этого. Давай осмотрим комнаты по коридору,- и предвосхищая уже знакомые доводы,- Я не хочу встретить рассвет здесь. Ничего со мной не случится из того,  с чем я не справлюсь. И тем более с тобой.  Это даже не жаложилы на старом кладбище,- она непроизвольно передернула плечами, вспоминая задание мэтра семидесятилетней давности. Вид у вернувшейся вилиссы тогда был как у чумной ветоши.
Заклинание оборвалось, нет, без дураков, в какой-то момент Дона просто перестала его чувствовать, оно ушло как будто в стену и разрушилось, и ей это не понравилось. Женщина шагнула в проем ближайшего зала и внимательно оглядела стены, потолок и трещины на них. Здесь пахло сыростью и плесенью, строительной пылью. Где-то справа валялась на полу одинокая малярная кисть с мазком грязно-розовой краски. Гнилой остов перевернутого кресла у входа в смежную комнату.
Спина зудела, между лопаток словно уперся чей-то взгляд , но гна намерено не оборачивалась, и без того зная, что за ней следят. Но когда топот бегущих ног раздался сбоку, женщина непроизвольно повернулась , и наткнувшись на пустоту, посмотрела в другую сторону.
Он был на две головы ее выше, обтянутый серой кожей череп был слеп, зато вместо срезанного рта щерились заостренные зубы, в размерах не уступавшие когтях на длинных руках. Точно освежеванное туловище, ломаные кости рогов, растущих назад. И удушливый запах старой пыли, забивающий нос и рот, не дающий дышать. Колдунья среагировала мгновенно и бросила Покров, но даже так опоздала: Доне почудилось, что под ребра ей сунули ледяной крюк и дернули, лишая опоры и дыхания, на деле же, наконец проявившая себя тварь наотмашь ударила когтями, заставив вилиссу отлететь в соседнюю стену. Такого издевательства над собой последняя не вынесла и проломилась, подняв в воздух облако пыли.Создание  разразилось скрежечущим, высоким воплем и шарахнулось в сторону от пущенного колдуньей заклинания.

+2


Вы здесь » Киндрэт. Новая глава вечности » Настоящее время » Январь 2005. Nil inultum remanebit