Вверх страницы
Вниз страницы

Киндрэт. Новая глава вечности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Киндрэт. Новая глава вечности » Прошлое время » 20.12.1421г. Personal Jesus


20.12.1421г. Personal Jesus

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

https://media.vanityfair.com/photos/596b8e49bbf8842bfabbf79c/master/w_690,c_limit/got-reunion-hound-arya.gif
Собака отдаст за тебя жизнь и никогда тебе не солжёт. (с) Сандор Клиган
1. Йохан Чумной, Миклош Бальза
2. 20.12.1421г. Кутна Гора
3. Жестокий немецкий ландскнехт, профессионал своего дела, возжелав славы и денег, сунулся в котел гуситской войны, где и не замедлил свариться. Если бы не тхорнисх, который, исполняя свой мимолетный каприз, взял умиравшего на снегу наемника в чайлды, больше никто никогда не вспомнил бы о Йохане.

+2

2

Война была великолепным ремеслом. Прибыльным, особенно когда крестоносцы не жалеют денег, созывают к себе на службу всех и каждого, лишь бы получить нужный город. У Сигизмунда губа не дура, Кутна-Гора была отличным местом, выгодно расположенным и к тому же богатым. Не зря все так хотели заполучить это место - серебрянные рудники отлично поспособствуют казне.
Йохан, как и большинство предствителей его профессии не задавался вопросами религии. Его откровенно не волновала загробная жизнь, душа и прочие понятия, которыми так любили сыпать католики. Пусть ландскнехт и был среди крестоносцев, но предпочитал не вести с ними беседы на религиозную тему. Он присоединился сюда ради наживы и славы, продав свой меч достаточно дорого и уже был ветераном неудачного сражения под Вышеградом. Но он выжил и продолжил вариться в котле этой войны, грозившей затянуться на года, что для самого мужчины означало одно - отличный заработок. Нужно было только не дать себя убить.
На подходе к Горе их войску встретились табориты. Любимый кошкодер сослужил наёмнику отличную службу, лишив жизни огромное количество врагов, которых Йохан даже не считал. Просто рубил всех и каждого, кто попадался на пути, делая исключения лишь для измалеванных крестами. Огромный наемник брал напором и силой, рассекая от ключицы до самого пупка, срубал головы или обрушивал меч прямо на голову. В большинстве случаев жертвы подыхали мгновенно, редкие невезучие истекали кровью, падая под ноги добивающим врагам.
Укрепление ватербурга плевалось артиллерийскими залпами. Грохали бомбарды и менее внушительные пушки. Ландскнехт вместе с небольшой группой разномасных наемников решили зайти с востока, пока гуситы стреляют по западникам. Близко подобраться не удалось, из укрепления высыпали табориты и завязалась новая бойня.
Протрубили отступление и крестоносцы отошли на безопасное расстояние, попив немало крови у защитников города. Гуситы напрасно решили, что так легко отделаются.
Ночью сами горожане, среди которых оказалось немало католиков напали на вагенбург. Получившие сигнал от разведки карательные отряды быстро рванули к укреплению, зная, что если успеют ударить сейчас то просто раздавят засевших гуситов клещами. Трое итальянцев впереди Чумного прыгнули, начали забираться на обозы, спрыгивая вниз. Следуя их примеру ландскнехт прыгнул, грузно ударился о укрепленную телегу, но смог подтянуться вверх. Перебросил ногу и уже почти поднялся на колено, как подскочивший из темноты таборит нанес удар. Тяжелый шипастый шар молотила, описавшего дугу, просвистел в воздухе. Ландскнехт бросился в сторону, перекатился на спину и уже почти в наглеца меч, когда на грудь обрушился удар. Мгновенная чудовищная боль пронзила руки. Сломанные ребра впились в незащищенные легкие, протыкая и заполняя кровью. Йохан сипло сдавленно прохрипел, на губах запузырилась кровь.
О том, что рана была отвратительная и, что главное, смертельная, ландскнехт знал. Мучился, сцепив зубы, сплевывая и пузыря кровью. Темные глаза уже плохо видели. Шум боя стихал или это сам мужчина уже перестал слышать посторонние звуки? Темнота ночи наползала, рука сильно стискивала теперь бесполезный меч, который он даже не сможет поднять.
Бой ушел куда-то назад, гремели взрывы, звенела и лязгала сталь. Гуситов перебили, а Ян сбежал, изрядно измолотив крестоносцев. Йохан с разочарованием и досадой сплюнул вновь подступившую кровь. Он прокололся и получил за это. Сильные выживают, а слабаки сдыхают, лежа в грязи и свежевыпавшем снегу.
Чертова морось начала срываться еще с самого вечера. Если бы не взрывы и валяющиеся вокруг тела, уже припорошенные снегом, все вокруг было бы застелено ровным идеальным слоем.
Наемник мысленно крепко выругался. Подыхать вот так, медленно, от удушья и боли - мерзкая перспектива. Он бы  предпочел, чтобы таборит разможжил ему голову и на этом все закончилось. Глаза умирающего были устремлены в черную пустоту ночи, к далеким звездам за которым, по словам богословов, сидит тот самый творец, которому они все поголовно молятся. И за которого готовы убивать, хотя, насколько помнил Йохан, тот сам дал убить толи себя, толи своего сына, которого все теперь боготворили, но продолжали упрямо нарушать те законы, которые он якобы им принес.
Чувствуя, как холод земли и царящей вокруг зимы норовит остудить его тело ландскнехт впервые задумался о том, как бесполезно все было.
"Идиотские католики..идиоты гуситы..воевать из-за давно мертвого мужика, которого возможно и нет. Разве может  тот, кто не показывается и не отвечает иметь такую власть? Смехотворно и глупо. Все эти корольки, графья, папы и остальные - такие же мешки мяса, костей и крови, как все вокруг. Ткни мечом и все, поминай как звали. И что останется? Лишь холодеющий и гниющий кусок мяса, которому суждено стать кормом для червей. Это всё, на что хватает слабаков" - кровь на губах запузырилась сильнее, злость и досада охватили бритоголового мужчину. Он не был слабаком, он превосходно умел убивать и справлялся с этим до сегодняшнего дня. Встреться этот таборит с ним в ближнем бою и он свернул бы ему шею голыми руками! Бить по сути лежачего - это было подло, хотя и действенно.
"Ты..если ты вообще есть. Если бы ты дал мне шанс. Если эти идиоты с крестами на щитах и впрямь совершают акт твоей воли и угодное тебе дело. Я же сражался за них и могу сражаться еще. Просто..если бы ты как-то помог. Ты же мог делать из воды вино, даже спасал каких-то скулящих калек. Помоги мне..я отработаю этот долг сполна"
Ночь не отвечала, а безмолвная молитва безбожного убийцы никогда не привлечет внимание Всевышнего к наемнику. В его возрасте уже даже хороший врач ничем не поможет. Глупо было рассчитывать на чудо, в которое Чумной и не верил. И вообще не верил ни во что, кроме денег и славы. Только вот какой от них прок и что он от них получил? Сколько смеялся над теми, кто находил смысл существования в служении Богу, королю, своей стране и семье.
Только вот у этих идиотов была какая-то цель и смысл, ради которого они двигались вперед, сражались, теряли. А он сам? Зарабатывал убийствами, тратил на выпивку и баб, снова зарабатывал. Никогда не задавался вопросами и не думал о том, а что будет потом? А ведь он уже перешел в тот возраст, когда пора бы отложить меч и взяться за плуг. Или хотя бы разделочный нож, работать у какого-нибудь барона или даже у того же короля. Только вот не видел он ни в короле, ни в боге, ни в семейной жизни чего-то особенного, близкого ему. Где он мог бы быть полезен и продолжал бы заниматься тем, что умел отлично делать всегда. Убивать тех на кого укажут.

+2

3

Миклош Бальза был любознателен и время от времени путешествовал инкогнито, смотрел своими глазами на различные события, которые потом назовут историческими. В этот раз выбор его пал на Кутна-Гору, где в это время происходили весьма любопытные события. Крестовые походы пока ещё занимали внимание Миклоша, впрочем, он уже подозревал, что их будет так много, что они потеряют остатки смысла. В любом случае, было исключительно полезно самому увидеть как всё это будет происходить. Впрочем, Нахттотера куда больше занимало то, что происходило на поле боя уже после того, как оно было щедро залито кровью верующих и неверных. Многочисленные падальщики слетались к мёртвым и умирающим, а маркоман тем временем практиковался в магии Тления на тех же мёртвых и умирающих - это был большой и важный опыт.
Однако, эта ночь предложила Нахттотеру иное развлечение. Один оказался жив, чем и привлёк внимание тхорнисха.
Какой живучий однако...
Миклош бесшумно скользнул поближе к наёмнику и склонился над ним, вглядываясь в рану и в черты лица сурового человека. Даже сейчас было заметно, насколько человек превосходит кровного брата размерами. Ландскнехт действительно впечатлял - он был подобен живому оружию, - безжалостному, не слишком образованному и умному возможно, но образованный и умный птенец у Миклоша уже был и кончилось это плохо. А вот такой - простой воин, не слишком обременённый мыслительными процессами - почему бы и нет?
Размышляя над тем, поддаться ли капризу и обратить воина или бросить умирать, вернувшись к своим делам, Миклош продолжал склоняться над раненым.
- Всё-таки удивительно, что ты ещё жив, такое упорство несомненно заслуживает внимания, - не громко произнёс тхорнисх, не слишком заботясь о том, что ландскнехт слышит его. Если конечно находится в достаточно ясном сознании.

+1

4

Глубокая морозная ночь, разбавленная редкими стонами подыхающих людей, да хлопаньем крыльев воронья. Самое время для посмертного пира, ведь вокруг столько хорошего мяса. Воронам ведь всё равно помазано оно в церкви и во что верит. Мясо оно и есть мясо.
Мужчина хлюпающе кашлянул сплевывая кровь. Поморщился, поворачивая голову и раскрыл шире глаза от удивления. Кто-то ходил по полю сражения.
"Табориты или крестоносцы..добивает раненных. Последняя милость? Очень вовремя. Или мародеры из местных ищут чем поживиться. Хорошая сталь мертвецу не нужна, а живому еще послужит"
Ноздри пощекотал странный, омерзительный запах. Что-то или кто-то уже начинал подгнивать. Для этого еще было слишком рано. К тому же в холоде ночи сложно было представить, чтобы мясо начинало портится.
В лунном свете было сложно опознать расхаживающего по полю. Никакого оружия у странного ночного гостя не было, лишь усиливался запах. Или это всё бурное воображение?
Человек заметил его, стал приближаться. В ближнем рассмотрении Чумной увидел молодого человека, который, судя по одежде, не был ни таборитом, ни крестоносцем. Мелковат, щуплый. Такого прибить поразительно легко. Да и смотрелся он как-то совсем..одиноко, мелко, неправильно. Беззащитно. Вот, подходящее слово. Хотя двигался весьма уверенно, будто ничто в мире не представляло для него опасности. Будто просто гулял по какому-то лужку, а не среди залитой кровью и заваленной трупами земли.
"Совсем один, без оружия шарится по трупам. Даже на мелкое ворье не похож. Сын какого-то барона? Не пошел бы за ворота без охраны. Да и зачем?"
Найти подходящего объяснения Йохан не мог. Может, виной тому постепенно угасающее сознание и способность воспринимать реальность вокруг или что-то иное.
Мальчишка, как окрестил про себя ландскнехт щуплого юношу, оказался рядом. У него были странные глаза. Сколько себя помнил, Йохан не видел такого цвета глаз у кого бы то ни было. Да и вообще мальчишка казался ему выходцем из другой страны, если не из другого мира. Как-то поразительно далек от простых людей, даже от знати и нахваленных королей.
Йохан не верил в ангелов, дьявола и всякую пургу вроде упырей или чего-то еще. Хотя, пожалуй, только чем-то таким и можно окрестить мальца. Бледный, особенно в свете луны, мелкий. Но воронье с тревожным карканьем вспорхнуло в небо, бросив добычу. Боялись. Вот только чего?
- Всё-таки удивительно, что ты ещё жив, такое упорство несомненно заслуживает внимания, - проговорил блондин своим каким-то весьма странным голосом. Вроде бы и юношеский, будто и не ломался, но и было в нём что-то такое...Отчего ландскнехт нахмурился. Не было ни страха, ни омерзения, что для такого молодого было ну очень странно. Будто он был старше самого Чумного и повидал куда больше всяких ужасов войны, страшных ран, казней что кровавая пена на губах человека его ничуть не смущала.
"Внимания? И что же ты сделаешь? На врача не похож, а если и врач, то сам видишь, что моё дело - дрянь"
Здоровяк уже почти не чувствовал ног, с почти раздражением ожидая конца. Раз малец пришел сюда, то вполне может оказать услугу. Он ведь уже понял сам, что человек не жилец и что вполне милосердно будет дать ему покой. Или пройти дальше, чему сам Йохан не особо бы и удивился.
Пальцы заледенели, не хотели слушаться сразу. Приложив остатки сил ландскнехт размял пальцы, шевельнул ладонью, подталкивая орудие в направлении перспективного убийцы. Хотя и не был уверен, что блондинчик поднимет Кошкодёр, но попытаться всё же стоило. Едва качнул головой, взглядом указывая на оружие. Прохрипеть банальное "добей" он бы не смог, пустив лишь новую порцию красноватых пузырей.

+1

5

За предложенным оружием Миклош наблюдал откровенно насмешливо приподняв бровь, а затем и вовсе рассмеялся.
- Как это мило с твоей стороны! Но уж прости, я таким оружием не владею.
Ландскнехт заинтересовал Бальзу ещё больше.
Гордый, черти тебя раздери. И не боится смерти. Хороший солдат. А может и не просто солдат...
Одежда нахттотера уже давно не отличалась чистотой, хотя брезгливый тхорнисх педантично стирал её во всех ручьях и озёрах, что попадались на пути. Впрочем, брезгливость его всегда внезапно испарялась, когда ему приходилось работать с клановой магией. Тление это вам не подсолнухи поливать.
Не долго думая, Миклош сел на живот раненого, буквально оседлав умирающего. А всё потому, что стоять внаклонку было категорически непрактично, когда требовалась тонкая работа. Наёмник слишком быстро терял кровь - такими темпами не то что времени на подумать "надо ли оно мне" но и банально перекусить и то будет нечем.
Хрупкие пальчики заскользили над раной и Тление послушно принялось "прижигать" разорванные мышцы, вены и сосуды. Это конечно не лечебная магия, и эликсиров Луция под рукой не наблюдалось, но это даст время - время чтобы решить и сделать то, что решено.
- Времени у тебя совсем мало, - пора решать - негромко заговорил Миклош, сосредоточенный до хмурости, латая мельчайшие капилляры, перебирая по ним словно по струнам.
- Умрёшь здесь и сейчас и станешь одной из миллионов пешек погибших во славу Христа, или продолжил жить в темноте, без солнца и без старых связей, в перспективе вечно, и у тебя будет новый бог, - Бальза поднял голову, буквально пронзая наёмника взглядом бледно-голубых глаз, которые пробирались в самую душу - им не нужны были слова, достаточно лишь мысли, лишь отголоска чувства, лишь капля желания жить и служить за спасение.
- И если решишь жить, то твоим новым богом буду я. Решай!

+1

6

Если бы ландскнехт не был смертельно ранен, а вполне здоров и боеспособен - мальчишка бы точно не долго бы смог посмеяться. Чумной лишь хмуро сдвинул темные брови.
- Как это мило с твоей стороны! Но уж прости, я таким оружием не владею.
Как и ожидал Йохан. На прикидку можно было бы весьма цинично сказать, что его меч пожалуй даже в руке потяжелее будет лежать, чем этот мальчишка.
От того, как повел себя ночной внезапный гость Йохан удивленно выругался про себя. Мало того, что этот странный парнишка уселся на него, почти  как спину верхового, так еще и началась твориться какая-то чертовщина!
В нос опять ударил тот самый запах тухлого мяса.
"Что ты такое?! Дявольщина!" - запах, тем более над самой раной вовсе никак не вязался с тем, что происходило. Даже если магия блондина и впрямь останавливала кровотечения. Ландскнехт и понятия не имел, что там происходит под вмятой грудиной и ребрами, лишь чувствовал что-то напоминающее жжение. Забавно, но наёмнику начало казаться, что от странных манипуляций непонятного создания, явно пришедшего из Преисподней или откуда-нибудь еще, ведь как еще объяснить то что происходит, он стал чувствовать резче. Или это снова глупая шутка не желающего погибать подсознания, цепляющегося за жизнь так сильно, что посылает ему вот такие вот странные видения?
- Времени у тебя совсем мало, - пора решать, - заговорил о чем-то непонятном мальчишка, чьи слова Чумной даже едва расслышал. Может, тот говорил сам с собой?
"И что вообще возможно тут решать?"
На его подсознательный вопрос, а также тихий сиплый горловой рык блондин поднял голову.
- Умрёшь здесь и сейчас и станешь одной из миллионов пешек погибших во славу Христа, или продолжишь жить в темноте, без солнца и без старых связей, в перспективе вечно, и у тебя будет новый бог.
Говорил он серьезно. Настолько, что пробирал какой-то странный озноб. Теперь Миклош  совсем не напоминал беззащитного юношу. Это было что-то жуткое, как чудовища из сказок, которыми старые бабки пугают детей, наставляя не ходить в одиночку по ночам. Такие, что утаскивают детей из кроватей, вырезают и обескровливают скот, приносят несчастья и болезни. Те, кого католики и прочие верующие окрестили демонами, которым нужны души и которые служат дьяволу.
- И если решишь жить, то твоим новым богом буду я. Решай!
"Моим Богом? Ты?" - Йохан завис на какие-то несколько секунд. Окинул сидящее на нём существо взглядом. Вспомнил о своей "молитве" которая, как не смешно, оказалась услышана. Вот только кем? Если явившийся к нему и мог напоминать чем-то ангела, то вряд ли они живут в темноте без солнца. "Вечная жизнь. Это и впрямь возможно? Вот так просто? Чем черт не шутит"
В успех Йохан не особо верил. Но ведь по сути..он уже ничего не теряет, так? Все равно умрет через какие то жалкие 20 минут, что ему с согласия, данного незнакомцу? А если и впрямь сможет как-то помочь, то почему бы и нет? Йохан привык продавать свой меч, но всегда был верен тому, кто ему платил. Здесь же в предложении были сплошные плюсы.
"Потом можно будет прибить и уйти" - скользнула мысль на заднем плане былого наемника. Все же Йохан еще судил о Миклоше весьма поверхностно, а уж когда он сам сказал, что "не владеет таким оружием".
Количество "За" перевешивало возможные "против" которых Чумной в общем-то и не нашел. Скрипнув зубами, наемник сипло рвано выдохнул, глянул в лицо предложившего сделку демона и кивнул. Терять ему было совершенно нечего.

+1

7

В согласии наёмника Миклош практически не сомневался - если у того есть хоть капелька мозгов и смелости, он рискнёт - чем лишь подтвердит правильность решения Нахттотера.
Конечно, Бальза уловил и отзвук мысли или чувства о том, что "если что, можно потом уйти, прибив мальца" - Миклош остро усмехнулся уголком губ и перестал колдовать над раной, мгновенно прокусывая кожу и мышцы ландскнехта у основания шеи. Вкус у крови был конечно так себе, но Бальза и не собирался плотно ужинать. Всего полглотка и тхорнисх коротким рывком прокусил своё запястье и занёс над ландскнехтом, сосредоточенно дожидаясь пока капли крови упадут в рот нового птенца, прислушиваясь к изменениям, которые с первой же каплей начали быстро распространяться по телу уже не умирающего.
- Увидимся завтра, мой друг, - насмешливо облизнулся и прищурился тхорнисх, наблюдая как в глазах ландскнехта гаснет сознание.

Перетащить новоиспечённого чайлда в серебряную шахту неподалёку было делом не сложным. Как и поймать парочку овец на ужин. Одного Бальза осушил сам и истлел тут же, а второго погрузил в транс и оставил сидеть в двух шагах от ученика, который вот-вот должен был очнуться тхорнисхом.

+1

8

Это чем-то напоминало байки о кровососущих тварях, обитающих ночью. Теперь Йохан не сомневался в том, что не все истории выдумка. Подтверждение сейчас как раз вцепилось ему зубами в шею с такой силой, что ландскнехт невольно помыслил о том, что по силе укус мог вполне соперничать с собачьим. И клыками тоже,  именно они проткнули кожу и вены, задевая мышцы и отчасти парализуя и без того не способную сопротивляться жертву.
Всего несколько ударов сердца, какие-то жалкие секунды которых Йохан даже не ощутил. Что такое время для мертвеца? Совершенно ничто.
Вкус собственной крови во рту смешался с той, что тхорнисх пожертвовал для его обращения. Веки опустились сами собой и слова существа, нарекшего себя новым боком прозвучали сквозь толщу воды.

Сны были странными. Йохану что-то снилось достаточно редко, чаще всего это были эпизоды из тех войн в которых он участвовал. Этой ночью ему снилась огромная полная луна, настолько огромная, что ему невольно казалось, что можно протянуть руку и коснуться ночного светила. Только вместо привычного серо-белого, она была красной. Кровавой, а во рту устойчиво поселился непривычный вкус крови. Она более не отдавала мерзким металлом, скорее наоборот. Была настолько неописуемо вкусной, горячей, желанной. Как горячий суп в хлебе, ароматный и насыщающий желудок, согревающий всё тело, выгоняющий из конечностей зимний холод.
Его желудок уже привычно заворчал, требуя сытной пищи. И очень скоро это недовольное ворчание обернулось чем-то большим. Безумием. Лихорадкой. Словно его ломало снова и снова, выкручивало и единственное, чего хотелось - прекратить это. И есть. Чудовищно, будто его неделю никто не кормил и он озверел настолько, что даже во сне почуяв запах чего-то сытного резко распахнул глаза.
Вокруг была кромешная темнота, но он видел абсолютно всё. Стены шахты, перекрытия, инструменты рабочих. Слышал как скреблись крысы или иные грызуны, которых беспокоило присутствие чужаков в шахте.
Ландскнехт вдохнул полной грудью. Резко опустил голову, коснулся собственных ребер и груди. Кости были целы. Легкие тоже и он чувствовал себя почти прекрасно, если бы не это ощущение в желудке. Потянув носом воздух, уломил самые разные запахи: пыли, серебра, крысиного помета и самих зверьков, человеческий пот. До слуха донесся звук мерного "ту-дум" верно принятого за биение сердца. Взгляд мужчины скользнул в сторону на человека. То, что сам Йохан человеком более не был подтвердили удлинившиеся клыки, на один из которых он натолкнулся языком.
Новые инстинкты и голод толнули его в направлении человека. Бедняга дернулся, но не смог ничего сделать, когда громадный наемник сзватил его за плечи и прижал к стене, отвернул голову, едва не свернув бедняге шею, и впился в чужое горло. Почти точно так, как тот, блондинистый, в его собственное.
Сделал глоток, чувствуя на языке кровь. Тот самый вкус, дарящий сытость. Никакого металла, что был раньше. Это было сытно, непривычно, но отрываться не хотелось. Просопев и перехватив жертву удобнее, новообращенный жадно прицепился к горлу бедняги,  чувствуя как человек в его руках постепенно обмякает от кровопотери. Еще  немного и он умрёт. Но ландскнехта не волновала человеческая жизнь достаточно давно, чтобы не остановиться пока чувство сытости не согрело желудок, в теле не осталось практически крови и мужчина смог разжать челюсти, отпуская скатившиееся под ноги тело.
Сам привалился спиной к стене шахты, прикрывая довольно глаза, сыто облизываясь. Приятное чувство насыщения расслабляло и Чумной поддался ему, смежив веки и позволив себе сыто прикорнуть вот так, полулежа, готовый в случае чего отреагировать на малейший звук.

+1

9

Миклош лишь едва покосился на проснувшегося и утоляющего первый голод ученика, - ничего примечательного он бы там не увидел. Ну а после того, как ландскнехт заснул самым нелепым образом, как ребёнок после сытного обеда, Нахттотер всё-таки изволил обратить на него своё внимание, ибо такого Нахттотер позволять не собирался.
Пара хлёстких пощёчин были призваны привести наёмника в чувства. Будь он ещё человеком, челюсть наверняка была бы сломана, в лучшем случае. Но теперь рыцарь был куда менее уязвим.
- Не спать! Словно щенок после миски молока...
Бальза шагнул к покойному человеку и почти ленивым жестом распростёр к нему ладонь. Волна Танатоса принялась неторопливо пожирать тело, наполняя шахту сладковатым запахом.
Миклош призрачно улыбался, краем глаза наблюдая за чайлдом, впервые видящим типичное проявление клановой магии.
- Меня зовут Миклош Бальза. Но для тебя я Мастер и Нахттотер - глава твоего клана, - бледно-голубые глаза насмешливо покосились на наёмника, - как я уже говорил - твой новый бог, если угодно.

+1

10

Присутствия кого-то в шахте он не услышал. Не было шагов, Миклош двигался абсолютно бесшумно. Если бы юноша передвигался в привычной людям манере, то Йохан бы точно его услышал.
Щеку обожгло хлестким ударом. Один, второй. Новообращеннего, резко вырвали из блаженного сна и отойти от него сразу Йохан не мог. Открыл глаза и тряхнул головой, зажмурившись от ударившего по ушам голоса:
- Не спать! Словно щенок после миски молока...
Чумной потер глаза, сбрасывая с себя сон и уставился на то, что происходило. Ноздри пощекотал запах, который в отличии от вчерашнего дня не выворачивал наизнанку. Не вызывал привычного человеку приступа тошноты, когда смрад гниющего тела попадает в ноздри и призывает выдать содержимое желудка. Он теперь ощущался как-то иначе. Сладковатый, с легкой кислинкой, не такой мерзкий как раньше. Похоже, теперь он стал более терпим к таким запахам. Почему? Наверное объяснят позднее.
Обескровленное тело уничтожалось прямо на глазах. Йохан оттолкнулся спиной от стены, поджал ноги и сел на пятки, чуть подаваясь вперед. Не смещаясь слишком близко, держась на соответствующем расстоянии, смекнув, что той силой, что разъедает тело блондин управлял рукой и предпочитал держаться от неё подальше.
Подобного ему еще не доводилось видеть. Это было и жутко, мерзко, но и весьма интересно. Увидеть процесс, занимающий продолжительное время в настолько ускоренном виде. Наёмник переводил взгляд с уничтожающегося тела на того, кто контролировал этот процесс.  Теперь малец не казался ему беззащитным и слабым. Раз мог творить ТАКОЕ.
- Меня зовут Миклош Бальза. Но для тебя я Мастер и Нахттотер - глава твоего клана.
Не отрываясь от наблюдений за процессом разложения мужчина внимательно слушал говорящего. Запоминал.
"Миклош Бальза. Мастер. Нахттотер..Убивающий ночью? Многое объясняет и весьма подходит. Глава клана? Значит, он такой не один, а целый клан. И если глава - то не просто так"
Пусть Йохан и не был семи пядей во лбу, не производил впечатление начитанного ученого или кого-то еще, но совершенно безграмотным и уж точно тупым его назвать было никак нельзя. Хочешь не хочешь, а война такое ремесло где мало просто хорошо махать мечом.
Передвинулся еще чуть ближе, уперся одним коленом в пол, вторую ногу держа согнутой, который в случае чего быстро подняться. Кивнул в ответ на слова тхорнисха. То, что стоящий перед ним был силен Йохан теперь начал ощущать. Вероятно, подобное же чувство возникает о помазанных рыцарей, считающих честью и благом служить своему королю или за правое дело. Этот уважал силу и сам был не из робкого десятка. И, очевидно, выбирал себе именно таких.
Наблюдающий со стороны, пожалуй, мог бы счесть пару силуэтов, один из которых был мал и стоял, с протянутой в сторону рукой и второй, достаточно огромный, но стоящий на порядок ниже. Сюзерен и телохранитель, не иначе.
- Что за клан? - о том, как следует обращаться к Мастеру Чумной пока что не особо раздумывал. Вроде бы он представился полностью, но и вставил это "но для тебя". Пока что ландскнехт не ориентировался в том, на что согласился и во что вляпался, посему решил начать понемногу разведывать обстановку. Даже попадая в лагерь тех же крестоносцев первым делом он наблюдал за теми, кто его окружал, понимал как устроен лагерь, какая система отношений, кто кому подчиняется. Порой от этого могло много зависеть.

+1

11

- Правильный вопрос, - одобрительно протянул Миклош и опустил руку, позволяя праху мирно осыпаться на землю. Окинул ландскнехта оценивающим взглядом, едва уловимо усмехнулся и стал неторопливо обходить чайлда по кругу, словно оценивая новое приобретение.
- У вас таких как мы называют вампирами, упырями, колдунами, оборотнями и прочей ерундой - но все мы - кровные братья. Просто у разных кланов разные магические способности и разные...особенности построения общества. Есть киндрэт что оборачиваются волками, есть те, кто метает огонь, есть те, что затмевают красотой сказочных фей. И есть клан Тхорнисх. Он же клан Нахтцеррет. Он же - Золотые осы. Мы не переговорщики и не блохастые псы - мы воины, владеющие магией Тления - наша сила в разложении чего угодно и кого угодно.
Миклош остановился перед наёмником и остро усмехнулся.
- Думаю, быстро сообразишь, что наш клан не самый популярный среди кровных родственников. Зато пожалуй самый многочисленный и воинственный. И я его единственный и вечный глава. Моё слово это закон и заповедь. А ты как мой непосредственный птенец имеешь хорошие шансы быстро подняться. Если конечно будешь усерден и предан. Кстати. Как твоё имя?

+1

12

Довольная нотка в голосе блондина давала понять, что тон беседы, если это можно так назвать, задан верно. За перемещениями Миклоша он если и следил, то скорее из вьевшейся в подкорку привычки.
Йохан слушал внимательно. Запоминал, улавливал.
- мы - кровные братья...разные магические способности, особенности построения общества, - это он запомнил легко и сразу.
"Киндрэт. Кровные братья. Разные способности и отношения"
Перечисление различий вызвало легкое удивление.
"Надо же сколько разных видов: "волки",  "огнеметатели",  "красотки"
- И есть клан Тхорнисх. Он же клан Нахтцеррет. Он же - Золотые осы. Мы не переговорщики и не блохастые псы - мы воины, владеющие магией Тления - наша сила в разложении чего угодно и кого угодно.
"клан Тхорнисх.Нахтцеррет. Золотые осы. Воины, владеющие магией Тления. Сила в разложении чего угодно и кого угодно."
Закончив своё шествие по кругу вокруг него, мастер остановился.
- Думаю, быстро сообразишь, что наш клан не самый популярный среди кровных родственников. Зато пожалуй самый многочисленный и воинственный. И я его единственный и вечный глава. Моё слово это закон и заповедь.
"Самый многочисленный и воинственный. Значит, железная дисциплина. Что-то сродни боевого братства или банды. С одним несменным лидером. Закон и заповедь? Будь по твоему"
- А ты как мой непосредственный птенец имеешь хорошие шансы быстро подняться.
"Птенец?" - мужчина лишь чуть нахмурился, призадумавшись. Видимо, так киндрэт называют тех, кого превратили. "Непосредственный..выходит, не все члены клана птенцы главы?"
- Если конечно будешь усерден и предан. Кстати. Как твоё имя?
- Йохан, - гулко отозвался уже бывший наёмник, отвечая на заданный вопрос. Чётко, быстро, лишь в конце с короткой паузой добавляя, - Нахттотер.
Пока что это слово было непривычно ему самому, но со временем наверняка будет слетать с языка на полном автомате.

+1

13

В глазах наёмника Миклош заметил понимание, осмысление и принятие. То что нужно. Опытный солдат это всегда удобно для обращения в Золотые осы. Помимо изначальной предрасположенности, конечно. Да и возраст наёмника играл свою роль - у Йохана практически не было шансов быть обращённым в другой клан - даже при наличии предрасположенности. Разве что Кадаверциан - их не слишком заботил возраст. Остальные же точно проигнорировали бы столь великовозрастного потенциального родственника.
А вот для Миклоша он был идеален. Отчасти и потому, что в компании с таким громилой тонкокостный Нахттотер будет не так выделяться в полях и лесах, - очень уж бросается в глаза одинокий подросток без скарба, шатающийся по ночам.
- Мы питаемся кровью людей и нас убивает солнце. Но думаю об этом ты уже догадался. Со временем ты освоишься с силой и скоростью, с клановой магией. Времени на обучение у тебя теперь будет много. Возможно целая вечность. А пока мы ещё немного побудем здесь, а дней через 6 отправимся в Лунную крепость - резиденцию клана. Вопросы?

+1

14

Йохан ловил почти на лету. По крайней мере то, что было очевидным. Питание кровью, боязнь солнца. Значит, днем ему придется находится где-нибудь под защитой крыши и стен. Ночью охотится, учиться.
- А пока мы ещё немного побудем здесь, а дней через 6 отправимся в Лунную крепость - резиденцию клана. Вопросы?
- С кем воевать? - задал вполне очевидный, на свой взгляд, вопрос мужчина. Раз глава сказал, что они многочисленный клан и все поголовно воины, то должна быть какая-то особая цель. Смысл плодить и обучать войско, просто чтобы оно было? Значит, был какой-то противник или какая-то цель, которую преследовал клан. И глава, разумеется.
Грозный ландскнехт поднялся во весь рост. Пришлось опустить голову, чтобы не стукнуться бритой головой. Прошелся к месту, где ранее лежало тело. Стал осматривать, зачерпнул немного праха в горсть, потер между пальцами и потер руки. Да, эффект был отличный.
Тхорнисх прислушивался, привыкая к новым ощущениям. С приятным удивлением обнаружил, что верный кацбальгер покоится в ножнах на поясе. И что он не ощущает его  веса, хотя и раньше не особо беспокоился о нем. Вытащив оружие, мужчина сделал пару махов, раскручивая запястье. Покосился на блондина и убрал оружие.
- Чем сражаются в клане? Нахттотер - магией. Остальные солдаты - тоже?

0

15

Миклош насмешливо посмотрел на наёмника и усмехнулся.
- С кем воевать? Странный вопрос - воевать всегда найдётся с кем, и совсем не обязательно явно и совсем не обязательно открыто и в виде армии - тайное проникновение, не оставляя следов, прикрытие чужим именем или обликом - вот что такое Золотые Осы. Когда мы вступаем в бой или войну, это не значит что кто-то кроме нас знает об этом. Что до оружия - можешь пользоваться тем, к чему привык - магия не всем доступна и не всем в тех границах, что и мне. Каждый солдат клана Тхорнисх уникален, но таких уникальных солдат у нас сотни.
Бальза потянулся и направился прочь из пещеры.
- Ночь только началась. Пойдём посмотрим, что сегодня на поле боя. Или где-то рядом...кто знает, может встретим неплохой материал для урока.

0

16

Ответ относительно противника был довольно размытым. Выходило, что как такового постоянного и главного противника не было. Выходит, клан как и привык ландскнехт, работал на всех и вся. Среди его братии тоже были командиры банд и, по сути, клан теперь был еще одной такой бандой.
- Мы наёмники? - решил на всякий случай уточнить новоиспеченный тхорнисх, чтобы все же понять, на что же он подписался и чему теперь будут посвящены его дни. Впрочем, самому Йохану было откровенно чихать кого убивать и какие будут за этим мотивы. Просто для участия в войне нужна какая-то цель. Как минимум заработок, раз Осы были достаточно самостоятельны, как предполагал себе Йохан.
Как-то у него самой собой вырвалось это "мы". Хотя, по сути, он еще не знал никого из клана, не был в коллективе, пусть и подозревал что так или иначе ему предстоит работать и воевать совместно с другими бойцами.
- В чем цель клана, Нахттотер? - ради чего-то же ты собираешь людей, учишь, наращиваешь силы.
В первую очередь он хотел знать чего его новый лидер вообще хочет достичь. Какие его цели. Власть? Деньги? Территория? Трон? - ради всего этого Йохану уже приходилось сражаться, только для других людей. Но они были людьми и он себе представлял хотя бы наметку конечной цели.
Поле боя. Точно, он ведь еще вчера помогал захватывать Кутна-Гору. А что же теперь? Чем все кончилось? Было любопытно взглянуть.
Ландскнехт последовал за молодым человеком, отставая всего на пару шагов. Так уж вышло, что он шел как раз за правым плечом Миклоша, хотя сам вряд ли специально подгадывал такое положение. Впереди идущий блондин уж точно не нуждался в чьей-либо защите. Или нет?
Снаружи была ночь, шел снег. Как и вчера,  кружил белыми хлопьями и присыпал землю морозной мукой. Ладскнехт осмотрелся, примечая, что они вышли из шахты. Знаменитые добывающие серебро рудники здешних мест.
- Серебро..- подметил вслух, вспоминая мифы о том, что ночные хищники боялись этого металла. И вся нечисть в принципе. Раз они провели в этом месте день, выходит, все не так? Или только оружие может навредить? Или это особенный иммунитет тхорнисх? - предания врут?

+1

17

- Конечно, придания врут, - половину из них мы сами придумали, - довольно легкомысленно отмахнулся Миклош, уверенно шагая по полю боя, цепко оглядываясь, - что до твоего вопроса - Золотые осы лучшие наёмники ночного мира, - дорогие, но ценные. Хотя обычно работающие под прикрытием. Ну да в этом ты ещё разберёшься. Главное подумай вот о чём, - мне почти полторы тысячи лет, а я выгляжу ровно так же, как и в день обращения. Внешне я не изменился, не изменился и мой характер, - только физиология. И опыт. Запомни это хорошенько, - никто из нас не меняется, обретая новых кровных братьев. Но кое-что изменится для тебя, - я стану твоим богом, а философия клана - твоей религией.
Миклош подобрал что-то с земли и стал разглядывать с любопытством то, что оказалось довольно аккуратно отрубленной кистью. Нахттотер осмотрел её со всех сторон и начал практиковаться в Тлении, - воздух вокруг руки подёрнулся дымкой. Вначале истлели остатки перчатки, затем кожа начала исчезать как тонкий пергамент от огонька, потом настал черёд мышц, сосудов и сухожилий и наконец остались только кости. Суставы и ногти тоже исчезли. Бальза придирчиво порылся в неестественно чистых косточках, выбрал парочку, которые ему чем-то угодили, спрятал в пояс, оказавшийся не просто аккуратно завёрнутым куском плотной ткани, обёрнутым вокруг талии на восточный манер.
- Что до цели. Разумеется, это величие. Неоспоримое, но возможно скрытое от лишних глаз. Превосходство над другими кланами, - чего ещё могут желать бессмертные среди себе подобных? Ну и конечно банального комфорта и свободы - никто нам не указ, - для этого я лично разорвал все союзы и договорённости, заключённые моими предшественниками.

0

18

Мужчина свел брови, кратко хмыкнув. В сочинении страшилок про самих себя, очевидно, был какой-то особый смысл. Скорее всего ставили на то, что верящие в них люди будет слепо доверяться крестам и серебру, а то, что это все бесполезный мусор они узнают лишь перед смертью.
- Главное подумай вот о чём, - мне почти полторы тысячи лет, а я выгляжу ровно так же, как и в день обращения. Внешне я не изменился, не изменился и мой характер, - только физиология. И опыт. Запомни это хорошенько, - никто из нас не меняется, обретая новых кровных братьев.
Ошеломительная новость о том, сколько примерно лет впереди идущему юноше заставила тхорнисха ошалело посмотреть ему в спину. Подобное число вообще было сложно вообразить, особенно для простого человека, чья жизнь по сути уже подошла к концу в его 40. А тут такое. От этого его уважение и вполне резонное одобрение позиции бога даже усилились. По сути, выходило, что этот паренек уже жил, когда сынок этого самого бога по земле ходил.
Манипуляция с рукой возымела эффект. Чумной смотрел на проявление клановой магии с не меньшей осторожностью, но и был в этом взгляде интерес, попытка запомнить, рассмотреть, может даже понять принцип. Зачем косточки были нужны он не понял, предпочел спросить позже, если не забудет.
"Величие. Превосходство. Комфорт. Свобода. Никаких союзов и договоренностей." - подобный подход был ему близок. По духу, по роду занятий, по образу жизни. Чем больше блондин рассказывал о клане, тем сильнее насаживалось и рождалось в подсознании молодого тхорнисха понимание и принятие нового порядка.
- Что за фило-софи-я?

+1

19

- Что за фило-софи-я?
Миклош внимательно посмотрел на Йохана, чуть нахмурившись, словно задумался, шутит ли тот. Потом что-то припомнил.
- Труды греческих мыслителей тебе определённо ещё рано давать полистать. Ммм..считай что это свод правил, основы понимания мира или заповеди. Или всё вместе.
Бальза шевельнул рукой неопределённо и указал куда-то вперёд.
- Там деревня. Тихое место, запуганные овцы. Можешь там начать учиться охоте. Если хочешь, можешь сам, а могу присмотреть.
То, что присматривать Нахттотер будет в любом случае, разница лишь в том - очевидно или нет, маркоман умолчал.
- В любом случае, больше не вижу смысла задерживаться, - завтра на закате пойдём домой.

+1

20

- Ммм..считай что это свод правил, основы понимания мира или заповеди. Или всё вместе.
Ландскнехт чуть задумался, увязывая понятия в голове. Правила это само собой. Любая банда или компания живет по определенным правилам, регулирует ими отношения внутри коллектива. Это было понятно.
Заповеди - мужчина чуть свел кустистые брови. Это слово плотно ассоциировалось с крестоносцами и богом. Не нравилось. Впрочем, пока было еще рано судить, зачастую похожие слова таят в себе абсолютно противоположные смыслы.
Чумной бросил взгляд в направлении жеста. Деревня. Овцы. Овцами, очевидно, глава считал  и называл людей. Это достаточно понятно. Очевидная истина о том, что есть волки и овцы не была для мужчины открытием или чем-то новым. Этой терминологией пользовались абсолютно все, а разница между бандитами вырезающими людей просто чтобы убить и вампирами, которые убивают чтобы пожрать жизнь не столь существенна.
Учиться охоте - что за этим таилось для блондина было сложно понять. Хотя бы потому что сам Йохан не видел никакой сложной науки в том, чтобы пойти и убить. Все предельно просто, отработано и столь привычно и легко, естественно как дышать.
Внушительных размеров нечеловек направился к деревне. Редкие дворняги, живущие у людей, отозвались на появление рядом с жилищем чужака яростным агрессивным лаем. Люди, сидящие в своих домах предпочитали не покидать жилищ, полагаясь на агрессивность своих защитников, сидящих на цепи или бегающих прямо между домами. Одна из дворняг рискнула приблизиться, но вместо того чтобы напасть обежала мужчину, поджав хвост и скуля. Боялась. А вот кого именно и почему предстояло потом спросить мастера.
Тхорнисх целенаправленно прошел к дому, в котором увидел свет и чувствовал, слышал что там внутри были люди. Молодая семья, ребенок кажется спал, но проснулся из-за лая собак.
Чумной, хрустя снегом под ботинками, прошел к выбранному дому. Саданул ногой по двери, выворачивая петли, впуская вслед за собой мороз снежной ночи.
Люди испугались, не понимали кто этот ворвавшийся в их дом человек, откуда он, зачем вообще пришел. Но явно прочитали по лицу, глазам или наличию Кошкодера на поясе, а также одежде, что живыми они не уйдут. Но это не означало, что они не попробуют дать отпор.
- Кто Вы?! Мы ничего не сделали! Уходите! - первой заверещала девушка, довольно неплохая на вид, пусть и несколько раздобревшая после родов, но не потерявшая юной красы. Со светлой тугой косой, полной грудью, широкими бедрами. Парень, решаясь защищать жену и ребенка, бывший очевидно пастухом или кем-то  вытянул дубину. Набросился на превышающего его ростом и комплекцией мужчину, который в основном смотрел на женщину, попросту игнорируя нападающего.
Деревяшка ударила его в плечо и лишь тогда здоровяк опустил глаза на человека. Нахмурился, сверкнул глазами и показал клыки. Схватил парня за голову и одним точным ударом виском о стену лишил жизни, заливая пол кровью, оставляя кровавое пятно на стене под визг испуганной девушки.
Бежать ей было некуда, оставалось лишь забиться в угол, прижимая к груди заходящееся ором и краснеющее от напряжения и стресса дитя. Ему вовсе не было дела до её слез, когда он схватил её за воротник и дернул, разрывая ткань. Окинул взглядом плечи и шею. Прижал её к стене и задрал голову, впиваясь укусом в шею.
- Ах!!Больно! Пустите!! Помогите!! Кто нибудь!! Не-е-т!! Умоля-я-я -ю-ю! - истерический вопль прямо над ухом, лицо её краснеет от слез, мокрые глаза смотрят через его плечо. Цепляются за следующего за Йоханом Миклоша. Проблеск надежды, мольба и жажда жить, или хотя бы спасти ребёнка заполняет всю её сущность. Она готова на что угодно, чтобы её не убили. Чтобы не убили дитя.
- Пожалуйста, повозите кого-нибудь..умоляю..у меня сын..- голос её слабеет, кровопотеря и слабость берут своё. Дитя на руках продолжает верещать и хныкать, чувствуя как слабеют руки матери, прижимающей его к себе.
На крики, что характерно, никто не приходит. Никому не охота влезать и спасать кого-то, всем дорога своя собственная жизнь. Все лишь притихли, схватившись за оружие какое есть в доме и ждут, шепча молитвы всевышнему, чтобы Зло, что пришло в деревню, миновало их дом. И чтобы упокоились души тех, кто пострадал от этого зла.
Теплая кровь насыщала, ток становился слабее. Йохан чувствовал, что кровь перестала бить в горло сама и теперь нужно было тянуть. Ноги женщины уже её не держали, хотя этого было и не нужно - он держал её за плечи и никуда бы она от него не смогла деться, даже если бы кто-то пришел ей на выручку. Вкус перестал быть таким приятным и он остановился. Разжал челюсти, отстраняясь, окинул взглядом побледневшую и высушенную жертву. Отпустил её плечи, давая свалиться на пол вместе с ребенком, взорвавшимся криком и новым плачем. Есть больше не хотелось и можно было уходить. Только оставался вопрос с младенцем.
- Что велит Нахттотер? - о том, как клан и вампиры в принципе относятся к детям Чумной не знал. Может, забирают и выращивают из них новых солдат, воспитывая. Может, считают их кровь особым деликатесом. А может обивают или оставляют на произвол судьбы. Можно его убить или оставить здесь. Если соседям хватит совести и духу - возьмут мальчишку себе. Если нет - ему не повезло.

+1

21

Миклош поморщился и покачал головой, словно смотрел на нерадивого ребёнка.
- Отнеси ребёнка на порог церкви - пусть узнает свою удачу - и подожги дом - ты оставил слишком много следов.
Нахттотер брезгливо отряхнул попавшую на него кровь и вышел из дома, встав на тёмной дороге, лениво оглядываясь, ожидая пока Йохан исполнит указания.
Как только наёмник исполнил приказ, Миклош направился к соседнему дому.
- Смотри и учись.
Тхорнисх открыл дверь, мягко выдавив засов, шагнул внутрь и тут же поймал взгляд вставшего навстречу человека. В комнате кроме него были две молодые девушки - одна с тёмно-русыми волосами, а вторая со светло-каштановыми. Они жались к печке и смотрели на вошедшего с суеверным ужасом, который не давал им даже пискнуть. А более решительному мужчине - похоже, их отцу, что-либо делать мешал взгляд маркомана. Взгляд этот подавлял волю, заставлял слушаться.
- Ты не вспомнишь меня, а одна из твоих девочек сбежала с каким-то чужаком по своей воле, - довольно равнодушно произнёс тхорнисх и перевёл взгляд на девушек. Те замерли на мгновение, а потом та что была тёмно-русой шагнула навстречу к Миклошу. Тот мирно дождался пока она подошла, почти нежно схватил за шею сзади и будто нежно поцеловал в шею. Вот только девушка тихо всхлипнула и запахло свежей кровью. Спустя пару минут тишины Миклош подхватил на руки свою жертву и покинул дом. Как только дверь за ним закрылась, он опустил девицу на порог и воспользовался уже знакомым Йохану заклинанием для уничтожения тела.
- То что я сказал хозяину дома я мог просто внушить ему мысленно, совершенно молча, в этом сила киндрэт, - тело девушки исчезло без следа, в покинутом доме по-прежнему было тихо, - а теперь расскажи, что ты сделал не так?
Бледные холодные глаза вцепились в ландскнехта.

+1

22

- Отнеси ребёнка на порог церкви - пусть узнает свою удачу - и подожги дом - ты оставил слишком много следов.
Йохан не стал спорить. Возможно, философия клана или самого главы не позволяла лишать жизни еще неразумных и малых детей. Об этом Чумной успеет поинтересоваться позже. Подняв орущий комок и завернув в попавшийся пуховый платок помимо того в чем он и так был.
Держа сверток с ребёнком одной рукой, прижатым к боку, бывший наёмник стал поджигать дом. Внутри хватало соломы, которая загорелась очень быстро и вскоре пламя бушевало в доме, выглядывая из окон, выбивая их и пыша жаром. Чумной вышел в морозную ночь и направился к небольшой церквушке, бросившейся на глаза. Оставил сверток на ступенях, несильно пнул дверь и ушел. Краем уха услышал, как отворилась за его спиной дверь и с вздохом какая-то бабка внесла ребёнка под защиту святых стен.
- Смотри и учись.
Чумной смотрел, следуя за блондином. Глава действовал тихо. Так, словно он был хозяином или хотя бы жителем местной деревни и мог свободно расхаживать в гости к соседям посреди ночи.
Овцы жались в доме, хотя в отличии от ученика, Миклош не внушал какого-то страха, по крайней мере на первый взгляд. Только потом, спустя какие-то несколько мгновений можно было заподозрить неладное. А тут и подозревать не нужно было - следом за Миклошем шел здоровенный детина, на лице которого еще виднелись следы крови, хоть он и вытирался.
- Ты не вспомнишь меня, а одна из твоих девочек сбежала с каким-то чужаком по своей воле, - обратился Бальза к единственному мужику в доме и посмотрел на девок. Никакого запаха Йохан не чувствовал, хотя предполагал что глава скорее всего будет пользоваться магией. Но нет.
"Или помимо того, что показал есть еще не мало всего?"
Существа, которых он знал по легендам, вроде как могли гипнотизировать. Или что-то вроде того. Или подавлять волю людей просто потому, что сами были сильнее?
Нахттотер укусил девушку, высушил и вынес из дома. Чумной попятился, освобождая проход и посмотрел, как тело девушки медленно превращается в безобразный разлагающийся труп, а потом и вовсе исчезает.
- То что я сказал хозяину дома я мог просто внушить ему мысленно, совершенно молча, в этом сила киндрэт, - "Сила. И у всех она есть? Или появляется с годами?" - а теперь расскажи, что ты сделал не так?
Йохан нахмурился. Никто не отчитывал его за исполнение приказов уже больше 20 лет. А если и порывался, то быстро лишался нескольких зубов и на этом всё желание отпадало. Только эта ситуация была не той, когда можно всё решить простым мордобоем.
Чумной посмотрел за плечо блондина, на снег еще хранящий на себе отпечаток почившего тела. Посмотрел на пылающий дом.
- Много шума. Дверь, крики. Нужно было тихо, - он мог бы буркнуть, что если бы Миклош первым показал пример, он бы действовал тише. Повторил бы, ну пусть не так идеально, но хотя бы не дал бабе громко вопить.
- И следы - тела. Нужно было убрать.

+1

23

Миклош сухо кивнул.
- Мы чувствуем маги друг друга и при определённом опыте можно не только сказать какой клан поработал, но и какое заклинание использовалось. И это не говоря о телепатах, - поморщился Бальза, - эти блаутзаугеры читают мысли, в том числе образы из самих зданий, даже если живых людей в нём уже нет, это зависит от силы телепата. Именно поэтому важно не оставлять следов. К тому же - если овец всё время пугать, они становятся осторожнее, а это никому не нужно.
Нахттотер носком сапога стёр силуэт праха погибшей девушки. На наёмника он не смотрел.
- Тебя наверняка интересует, почему я в начале послал тебя самого и только потом показал как надо? - Миклош поднял глаза и прищурился. Ответ был ему не нужен, он и так знал что прав.
- Просто я хочу знать каков ты есть сам по себе - твои наклонности, желания, то как ты действуешь самостоятельно.
Маркоман внимательно вгляделся в горизонт. До рассвета было ещё далеко.
- Нам на запад. Будем проходить через город. Если спросят, я твой сын.
Такая легенда была проста и надёжна, - тяжёлые времена, крестовые походы, чума - супруга наёмника могла умереть от чего угодно, да не одна а с младшими детьми и тот забрал оставшегося сына и пошёл в поисках лучшей жизни. Благо внешне Миклош легко мог сойти за сына Йохана. Разве что не похож - так в мать пошёл, - милую белокурую малышку.
Миклош педантично обтёр сапоги снегом, потом обтёр руки и направился на запад. В какой-то момент он побежал и в этом беге легко бы обогнал оленя или зайца.

+1

24

Чувствительность к чужой магии. Довольно занятное открытие, пусть пока что поразительно далекое для данного представителя клана.
То, как недовольно поморщился мастер от упоминании телепатов хорошо запечатлелось на подкорке. Да и пояснение, выданное в адрес телепатов ясно сообщало о том, по какой причине не любит Нахттотер
- эти блаутзаугеры читают мысли, в том числе образы из самих зданий, даже если живых людей в нём уже нет, это зависит от силы телепата. Именно поэтому важно не оставлять следов. К тому же - если овец всё время пугать, они становятся осторожнее, а это никому не нужно.
Это он тоже запомнил легко и понимал логику. Пуганных и осторожных овец сложнее ловить. Они активнее отбиваются, лучше прячутся, а киндрэт, судя по всему, не имели желания слишком явно показываться перед людьми.
- Тебя наверняка интересует, почему я в начале послал тебя самого и только потом показал как надо? - Миклош поднял глаза и прищурился. Ответ был ему не нужен, он и так знал что прав. Йохан лишь едва кивнул.
- Просто я хочу знать каков ты есть сам по себе - твои наклонности, желания, то как ты действуешь самостоятельно.
Мужчина приподнял бровь, хмыкнул. Мотивы и характер подчиненных знать нужно, чтобы правильно ими управлять. Тот, кто лучше стреляет должен стоять на позиции с луком, а не в лобовой.
- Нам на запад. Будем проходить через город. Если спросят, я твой сын.
Легенда занятная, но в случае чего одного хмурого взгляда Йохана хватит, чтобы прекратить нежелательные вопросы. Сын и сын. Приемный, внук, названный. Какая разница?
Возню в снегу Чумной фактически проигнорировал. Дождался, когда пойдет блондин и поплелся следом. Сорвался на бег почти рефлекторно, не собираясь отставать. Кто знает, что стрельнуло в голову главе? Может, решил пробежаться, да и так они быстрее прибудут к месту конечного назначения.
Бежал он быстрее, чем раньше. Еще один бонус от жизни под луной. Приятный, как и сила. И это ведь он еще не научился пользоваться этой странной и такой смертоносной магией. А что будет когда научиться?
Миновав лес пара киндрэт приблизились к городу. Ночные улицы освещались луной, припорошенные снегом. Редкие следы ног то там то тут. Видно, тоже кто-то из кровных или просто поздно ходящих ночью людей. К тому же, в такое время всегда выползают выпивохи и шлюхи, уж этих везде хватает.

+1

25

Миклош бросался в глаза - светлая макушка серебрилась под луной, привлекая внимание и превращая его в сущего ангела. Маркоман прекрасно знал это свойство и использовал во время охоты. Но знал он и то, что это может быть вредно, когда охота прошла и следует скрыться и быть незамеченным. Поэтому сейчас он предпочитал пренебречь субординацией во имя скрытности и легенды и держался в тени "отца" - благо габариты Йохана позволяли спрятаться за него без необходимости приближаться слишком близко -тень за ландскнехтом была солидная. Миклош ненавязчиво следовал за ним, будто даже опасливо косясь по сторонам, - мало ли сколько опасностей в незнакомом городе?
Однако, в основном попадались только потенциальные грабители и девицы лёгкого поведения. Первые предпочитали обходить Йохана стороной, зато вторые липли с большим азартом. Их можно было понять, - наёмники никогда не брезговали покупной любовью, тем более в походе и часто им не хватало одной красотки, зато хватало денег на щедрые подарки. Присутствие "сыночка" девиц не смущало и смутить не могло, так что они буквально вешались на наёмника.
Поздние стражники конечно косились и подумывали их разогнать, но скорее для вида - им ведь тоже перепадала часть заработка этих "леди".
Бальза в начале поморщился и думал отвести глаза красавицам, но потом подумал, что это отличный способ узнать наёмника с ещё одной стороны. Что он будет делать с красотками? Догадается использовать как пищу или сознательно откажется от этой мысли? Или же использует по назначению или просто пройдёт мимо?

Отредактировано Миклош Бальза (29.10.18 17:06:08)

0

26

Ландскнехтов всегда можно было легко узнать. Особенно тем, кто их хотел увидеть и часто имел удовольствие пересекаться с данными ребятами. Одежда и короткий меч отлично выдавали каким ремеслом занимается Йохан, что служило для падших женщин путевым маяком.
У ландскнехтов практически всегда водились деньги. И они очень редко имели постоянную партнершу и были весьма не прочь позабавиться с представительницами их ремесла.
- Дружок, куда же ты так спешишь? Пойдем с нами. Согреешься, выпьем, развлечемся, - рыжеволосая женщина почти повисла у здоровяка на шее. Йохан даже остановился, давая женщине какую-то надежду или просто время высказать всё, что она хочет ему предложить. Заодно оценивая внешний вид, прикидывая хотел бы он воспользоваться её услугами или пойдет дальше. 
Взглянув за спину мужчины она заметила следующего за наемником мальчишку:
- О, какой милый юноша. Сын? Так похожи, такой красивый мальчик! А мальчик уже успел стать мужчиной? Такому милому согласна за полцены. Так что, согласен?
Голод не был удовлетворен полностью, но и не особо беспокоил. Что же касательно главы - тот тоже успел подкрепиться во время "мастер-класса". Хотя тхорнисх не был уверен, хватит ли выпитого чтобы спокойно продолжить путь до предполагаемого пункта назначения. Спрашивать разрешения или мнения Миклоша как официального мастера Йохан не стал. Помнил, что "парниша" по идее приходится ему сыном.
Недолго поразмышляв, Чумной кивнул заискивающей девице, ждущий его вердикта. В конце концов маленькие женщины были очень в его вкусе, а эта еще и рыжей была, что лишь играло ей на руку. По крайней мере прежнему Йохану большего не было бы и нужно, а вот Йохану-вампиру кто знает.
"А нужно ли таким как мы в принципе?" - по многим преданиям и прочему значилось что вампиры живые трупы, а трупам вряд ли нужно женское тепло. Если только не брать во внимание поглощение крови. Пожалуй в какой-то момент вопрос о том, остался ли Чумной мужчиной после обращения увяз в мозгах ландскнехта. Миклош ничего не говорил по этому поводу, да и разговора как-то не заходило. А вот мысль о том, что сейчас он придет с этой рыжей в тепло, уложит её, готовую и горячую, а сам будет мягко говоря не готов заставила его нахмурится и просопеть. И ведь не спросишь же!
- Идём- идём, почти пришли, - заискивала женщина, провожая громадного наемника и его "сына" между домами, отлично ориентируясь в почти полной темноте. Радовало, что снег подсвечивал, хотя мужчинам и вовсе не было дела. Нашарив ручку задней двери рыжая толкнула её, дверь скрипнула и мужчины вместе с девицей вошли в теплое помещение. Запах прежних посетителей ударил в ноздри кислым амбре пота, впитавшегося в покрывала и шкуры, семени, пролитого заигравшего вина.
- Располагайтесь, я быстро сбегаю за выпивкой, - кокетливо улыбнувшись мужчинам рыжая зашуршала своими юбками куда-то за другую дверь, где судя по всему был коридор и кухня. По крайней мере ощущался отдаленный запах еды. Ландскнехт окинул место взглядом, запоминая дорогу. Окинул крепкое ложе, где скорее всего побывала половина ночных караульных городка.
- Киндрэт могут пользовать девиц? - все же решил задать тот самый вопрос наемник, пока нежелательные уши не слышат. В какой-то степени Йохана не особо беспокоил ответ и в то же время еще слишком сильная человеческая часть сердито сопела, ворча о том что он променял шило на мыло.
Какой смысл жить вечно и пить кровь, если этим и ограничены все радости жизни. Величие тебе ни отсосет, зад не подставит и за грудь его тоже нельзя полапать.

+1

27

Действия ученика были предсказуемы в общем-то и Миклош ничего не имел против. И хотя услугами подобных девиц он брезговал пользоваться, но перекусить ими вполне можно было и довольно удобно.
- Киндрэт могут пользовать девиц? - вопрос прозвучал довольно озабоченно. Бальза усмехнулся и прищурился.
- Хоть всю ночь, - лениво отозвался Миклош и потянулся.
Вернувшаяся девица встретилась взглядом с Нахттотером, замерла на несколько мгновений и её глаза словно подёрнулись туманом.
- Развлекайся, - напутствовал Миклош птенца, - меня она не заметит, а ты можешь кусать спокойно - она не обратит внимания. Найдёшь меня в доме, когда закончишь.
Бальза выскользнул мимо красотки и отправился проверить другие комнаты, словно несколько кладовок, выбирая самое вкусное.
В одной из комнат обнаружилась семья с белокурой девочкой-подростком. Там Миклош и задержался.

Отредактировано Миклош Бальза (30.10.18 20:31:19)

+1

28

- Хоть всю ночь, - ответил Бальза и у Йохана прямо отлегло. По крайней мере одна из простых и доступных радостей, пока он не изведал других, оставалась в его жизни.
Напутствие мастера Чумной выслушал, кратко кивнул. Проводил фигуру взглядом и перевел его на потенциальную жертву. Девушка не сопротивлялась, да и вообще была какой-то заторможенной и вялой. Это немного портило впечатление, но   в общем-то не было столь уж страшно.
Йохан легко уложил её на лопатки, впился клыками в шею и задрал юбки до самой груди. Вкус крови приятно растекся по языку и горлу, пока сам тхорнисх вбивал женщину в нечто, служившее им кроватью.
Как и говорил Миклош - Йохан и правда теперь мог всю ночь. По крайней мере когда он излился в первый раз, то не рухнул и не уснул мертвым сном как обычно. Лишь ненадолго прикрыл глаза и спустя пару минут был уже бодр.
Женщина была жива и теперь мирно спала. Кровь из шеи не лилась, сама она отрубилась, хотя в том был ли он сам тому виной Чумной немного сомневался. И быстро плюнул - удовольствие проститутки меньше всего заботит клиента.
Поправив одежду Йохан вышел в коридор, куда удалился Миклош. Мастер велел найти его, когда он освободится. Заглядывая в двери, обнаружил Миклоша только за четвертой из них.
- Пора идти, - называть его по титулу Чумной не стал, помня про легенду. Миклош был ему типа сыном, но как-то сам ландскнехт с трудом мог представить себя в качестве отца и назвать кого-то своим ребенком. Да и лишний раз произнесенное "сын" могло навевать подозрения, что эти двое далеко не родня, лишь привлекая к себе внимание.
Нарушать планы маркомана он не собирался. Вышел на улицу и решил подождать снаружи, заодно осмотреться. Ночь была тихой. Лишь где-то через пару домов тхорнисх услышал хруст снега под чьими то ногами. Темная ночь - самое то для промысла воров. Особенно, когда они знают куда можно забраться. Йохан стоял в тени, невидимый возможным воришкой. И в общем-то не собирался ему мешать.

+1


Вы здесь » Киндрэт. Новая глава вечности » Прошлое время » 20.12.1421г. Personal Jesus